slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Иллюзия перемен, или "оранжевая революция" для домашнего потребления

Американец становится в очередь к избирательному участку: Давно ждёте?

Ответ: Где-то лет двести.

На некоторых избирательных участках избиратели ждали возможности проголосовать пять с половиной часов.

Короткое сообщение на электронной почте Комитета 70, группы по наблюдению за выборами: «Просим извинения за наше предыдущее сообщение о змеях на избирательном участке округа Делавер в Пенсильвании. Нам следовало проехать туда самим, а не полагаться на чужие слова. Спасибо за то, что указали нам на наши ошибки».

 

Первый чернокожий президент Америки Барак Хусейн Обама шёл к победе с неумолимой неотвратимостью экспресса «Амтрак», алюминиевого подобия нашей «Красной стрелы», прибывающего из Вашингтона на Пенсильвания-стейшн в Нью-Йорке.

В этих выборах многое было впервые. Впервые кандидатом одной из двух основных партий США, а затем и президентом страны стал афро-американец. Впервые проголосовало рекордное число избирателей – около 140 миллионов человек из примерно 188 зарегистрированных, причём особой активностью на сей раз отличились афро-американцы, женщины и молодёжь. Впервые на выборы затрачены баснословные деньги – почти 6 миллиардов долларов. 

Ну как не умилиться такому расцвету демократии? Как не позавидовать? Собственно, на это и был расчёт. Американский миф о равных возможностях для всех, рассчитанный не только на американцев – на весь мир, — получает новую мощную подзарядку.

Человек без роду, без племени, без политической базы и наработанных связей во властной элите, без сколько-нибудь значимого политического опыта проходит на самую высокую должность в стране. А – учитывая вес Соединённых Штатов в мире – на роль лидера всего западного, так называемого свободного мира.

Победа Обамы означает, что в США произошла «оранжевая революция». С одним немаловажным отличием по сравнению со всеми цветными революциями, которые мы видели до сих пор, — нынешняя поставлена американским истеблишментом на его деньги по его собственному сценарию для домашнего потребления. Объектом манипуляции на сей раз выступал американский избиратель, который пришёл в восторг от иллюзии перемен, которую олицетворяла собой кандидатура Обамы.

Победа 47-летнего Обамы (кстати, ровесника Дмитрия Медведева) означает, что в Соединённых Штатах устанавливается однопартийное правление: отныне Белый дом и обе палаты конгресса США контролирует одна – демократическая — партия.

Приятно сознавать, что демократы в Америке пошли нашей, российской дорогой, полностью клонируя «Единую Россию». Есть и другие отрадные схожести: мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, например, сумел продавить через сенат штата поправку, разрешающую ему баллотироваться на третий срок. С удовлетворением отмечаем, что и здесь уроки Москвы не пропали даром.

На эту победу были затрачены беспрецедентные даже по американским понятиям деньги. В последние дни перед голосованием Обама закупил три крупнейших телеканала страны – Эй-би-си, Эн-би-си и Си-би-эс — отвалив каждому более чем по миллиону долларов на демонстрацию 30-минутных рекламных роликов. Рекламный бюджет новичка Обамы в четыре раза превышал траты Маккейна. Общие расходы на эти выборы составили без малого 6 миллиардов долларов! Обама смог собрать беспрецедентный для истории политических кампаний в США пул вкладчиков – два с половиной миллиона человек внесли в его избирательный фонд от 5 до 2300 долларов, что в сумме составило 60 процентов его предвыборного бюджета. Тысячи добровольцев работали в отделениях президентской штаб-квартиры Обамы по всей стране, причём в ряде штатов у Обамы было несколько филиалов, у Маккейна – в лучшем случае один! Огромная предвыборная организация Обамы, работавшая, как хорошо заведённые часы, использовавшая все последние достижения Интернета, – предмет тайной зависти соперников. Мастерски срежиссированная избирательная кампания Обамы представила Америке возможность сделать политкорректный выбор между первым чернокожим кандидатом Обамой и Маккейном, последним национальным героем Америки. И она его сделала…


Слагаемые успеха

Самым влиятельным кругам в США необходимо было свалить Буша и его камарилью во что бы то ни стало.

Баснословные деньги, фанатическая поддержка больших СМИ, жажда перемен в обществе, почти тотальное неприятие Дж. Буша, ставшего вторым по непопулярности президентом в американской истории и, наконец, финансовый кризис, очень кстати для Обамы обрушившийся на Соединённые Штаты, – вот кирпичи в фундаменте феноменального успеха чернокожего кандидата. Впрочем, Обама и сам не подвёл тех, кто на него поставил. Афро-американец проявил себя с наилучшей стороны: он весьма умный и способный человек, прекрасно владеющий устной речью, умеющий не просто находить контакт с аудиторией, но подчинять её себе. Излюбленное в Америке сравнение предвыборных поединков со спортивными состязаниями вполне уместно в его случае. Уже в ходе праймериз в сложнейшей борьбе с Хиллари Клинтон он показал свои таланты предвыборного бойца: умение мастерски уклоняться от ударов соперника, владение нырками и чувство дистанции, работу ногами, уход от свингов. Нокаутирующий удар Обама нанести не способен, его конёк — не позволить ударить противнику. За эту особенность характера его и отобрали те, кто всё решает в США: Обама не полезет на рожон, он скорее «дядя Том» XXI века.

Вместе с тем, нельзя не видеть, что на кандидатуру Обамы с энтузиазмом откликнулись миллионы человек. Почему? Он – новое лицо, на которое всегда клюнет обыватель, уставший от мелькания обоймы из одних и тех же физиономий на протяжении последних 20 лет. Он — человек не из истеблишмента. Всего два года представлял в сенате США штат Иллинойс, а следующие два года не занимался ничем иным, кроме участия в президентской гонке. Наконец, Обама — наполовину чёрный. Как славно, рассудили американские кукловоды, иметь такое лицо для рекламы американского образа жизни! Как трогательно представить его человеком, пробившимся на самую вершину власти из толщи простонародных низов!

Обама, заметим мы, – одна сплошная загадка. Об этом человеке не известно ничего, кроме самых общих данных. Перемены, перемены, как мантру, повторяли миллионы американцев предвыборный лозунг Обамы – «Перемены, которым можно верить». Какие перемены? Никто из избирателей не сумел бы внятно, толком объяснить, в чём они конкретно заключаются. Американцы внушают жалость тем, с каким отчаянием, как на последнюю надежду, отозвались они на риторику, на обещания чернокожего кандидата, не подкреплённые ничем. Платформы двух партий практически неразличимы, рассказал нам главный научный сотрудник Института США и Канады РАН профессор Владимир Золотухин, причём республиканская составлена даже с большим стилистическим изяществом, точностью и конкретикой, чем демократическая.

Но кто их читает, эти платформы? Законодателями общественного вкуса выступают большие СМИ – электронные и печатные.



Речи на митингах, телеинтервью, теледебаты с политкорректными ведущими – вот способ при видимости публичности сделать кандидатов абсолютно недоступными для публики. Даже когда аудитории дают возможность задать вопросы вроде бы напрямую, – всё равно вопросы сортируются цензором в лице ведущего накануне программы – в таких условиях отбить любой ответ для человека средних умственных способностей не составляет труда.

Маккейна, как могильной плитой, накрыл бушующий в США финансовый кризис, плавно и неудержимо перерастающий в экономический спад. Непопулярный президент (рейтинг Буша 22 процента), экономическая конъюнктура, слепая вера народа в то, что в 2008 году любой политик будет лучше кандидата республиканцев, — вот что надувало паруса Обамы.

Получилось так, что Маккейну пришлось воевать на два фронта в этой президентской кампании: он баллотировался против Обамы и Дж. Буша одновременно. Обама – противник согласно политическому регламенту, Буш – гиря на ногах, ниспосланная ему судьбой.

Маккейн сделал всё возможное, чтобы Буш был задвинут на самые задворки предвыборной кампании республиканцев в этом году. На съезде партии Бушу выступить не дали – он обратился к делегатам с видеоэкрана. Президент страны проголосовал открепительным талоном за неделю до официального голосования с тем, чтобы не напоминать о себе избирателям 4 ноября. Единственное за время кампании совместное появление на публике Маккейна и Буша состоялось лишь в мае – за полгода до голосования. «Я не Джордж Буш, я не Джордж Буш, — с обречённостью в голосе не раз восклицал Маккейн в ходе кампании, и всё лишь только затем, чтобы Обама в очередной раз мог повторить: «Джон Маккейн голосовал за позицию Буша в 90 случаях из ста». И добавлял: «Живёте ли вы сегодня лучше, чем четыре и восемь лет назад?», то есть в начале правления Буша, переизбранного в 2004 году. Кстати, эти слова – прямой перепев старого рейгановского приёма, который тот с успехом использовал против демократа Дж. Картера в 1980 году.


Как начинался Обама

Сенатор-демократ от штата Коннектикут Джо Либерман (и при этом один из самых стойких сторонников республиканца Джона Маккейна) в интервью газете «Ю-эс-эй тудей» рассказал, что был одним из первых, кто посоветовал Бараку Обаме баллотироваться в президенты. Обама обратился к нему за советом, сообщал Либерман, когда размышлял о том, выставлять ли свою кандидатуру. В 2005 году Обама стал сенатором от Иллинойса, а Либерман взял на себя роль его ментора в верхней палате конгресса.

По воспоминаниям Либермана, он по-отечески ответствовал Обаме: «Худшее, что может случиться, — вы не выиграете. Но жизнь на этом не закончится». Либерман в 2000 году был вице-президентским напарником Альберта Гора, который проиграл Джорджу Бушу. В ходе нынешней кампании он возглавлял группу «Граждане за Маккейна». Как ухитряется Либерман быть «слугой двух господ» одновременно, одному Богу известно, но, видимо, это – его фирменная печать.  

Барак Обама, сын кенийского пастуха и белой американки, родившийся на Гавайях 47 лет назад, в 2005 году стал всего лишь пятым чернокожим американцем в сенате США за всю его историю.

Откуда взялся этот игрок из дубля, вдруг вознамерившийся сыграть в основном составе высшей американской политической лиги?

Похоже, имя Хусейн становится своего рода родимым пятном американской элиты. Одного Хусейна — иракского — казнили под давлением США накануне Нового, 2007 года. Полное имя нынешнего президента — Барак Хусейн Обама-младший. Он вырос без отца: Обама-старший развёлся с его матерью, когда ему было всего два года, но с кенийской роднёй новый президент общается до сих пор.

Мать вторично вышла замуж, и отчимом Обамы стал студент-индонезиец, что свидетельствует о завидной широте взглядов Энн Стэнли Данхэм в расовом вопросе. Будущему претенденту довелось пожить и в Индонезии, где он посещал частную мусульманскую школу. Среднюю школу он заканчивал в США, где учился хорошо, ещё лучше играл в баскетбол, но успел отдать дань и наркотикам — типичному пороку американской молодёжи его поколения. Затем учился в Западном колледже в Лос-Анджелесе, оттуда перевёлся в Колумбийский университет, после окончания которого поступил в аспирантуру юридического факультета Гарварда. Прекрасное образование открывало ему блестящую карьеру в больших корпорациях, но Обама избрал другой путь: он стал работать в организациях по оказанию юридической и социальной помощи бедным американцам в Иллинойсе, где позднее был избран в сенат штата. 

В 2004 году на национальном съезде демократической партии в Бостоне Обама выступил с речью, которая транслировалась по общенациональным каналам телевидения и принесла ему мгновенную известность в США. Он призвал делегатов вернуться к истокам американского общества и вновь сделать США страной «открытых возможностей»: то, что это возможно, он иллюстрировал на примере двух биографий — своей собственной и своего отца.

Оказалось, что Обама — не только пылкий романтик, но и прекрасный оратор. «Упорный труд и умеренность позволили моему отцу получить стипендию и приехать в волшебную страну — Америку, которая стала маяком, сигналившим о свободе и равных возможностях угнетённым жителям планеты», — эти слова Бараку удалось произнести так, что делегаты в зале и впрямь на мгновение поверили, что живут в волшебной стране. Поднаторевшие в политике профи тут же смекнули, что с такой биографией, как у Обамы, его впору заносить в школьные хрестоматии как живую иллюстрацию мифа об американской мечте.

В эру электронных СМИ одно удачное появление на экране делает стремительные политические карьеры. Демократы отчаянно искали политика для возможного реванша на президентских выборах 2008 года. Верхушка партии тут же посчитала, что «в этом парне что-то есть», его можно раскрутить как фигуру «президентского калибра». Были тому и другие причины, но о них чуть ниже. Заметим, что в 1988 году своей речью на съезде в Атланте, на которой довелось присутствовать автору этих строк, точно так же обратил на себя внимание всей страны губернатор Билл Клинтон, ставший президентом четыре года спустя. Кстати, Клинтон позднее тоже признался, что в студенческие годы баловался марихуаной; при этом он, не моргнув глазом, добавил, что, когда курил, «не вдыхал»!

Обращает на себя внимание то, что Обама получил очень значительную финансовую подпитку уже на начальном этапе президентской кампании, вполне сравнимую с фондом Хиллари Клинтон, фигурой куда более известной и влиятельной. Только в Айове Обама затратил 9 миллионов долларов, получив голоса 940 активистов-демократов. Несложный подсчёт показывает, что каждый голос обошёлся ему почти в десять тысяч баксов! Нужно ли после этого рассказывать о том, какую роль играют деньги в сегодняшней демократии по-американски? Речи о равных правах для всех в США можно было бы на этом и закончить. Тем же, кто усомнится, скажет, что вот, мол, смог же Обама, человек из ниоткуда, собрать такие деньжищи, ответим: просто так взаймы в Америке или где-либо ещё никто не даёт. Все политические долги положено отработать. Так или иначе.

Кандидатура Барака Обамы выгодна еще и тем, что, будучи по матери белым, он является одинаково привлекательной фигурой для американцев как африканского, так и европейского происхождения. Наконец, такой президент, как Обама, может коренным образом изменить имидж США в глазах третьего мира — он тесно общается со своими кенийскими родственниками, и его никак нельзя обвинить в свойственном многим американцам чувстве превосходства.

 

Аллергия

на Хиллари Клинтон

Обаму в самом начале кампании поддержали знаменитая чернокожая телеведущая Опра Уинфри, голливудские знаменитости, собравшие в его предвыборный фонд в считаные дни почти полтора миллиона долларов: кинорежиссёр Стивен Спилберг, один из основателей кинокомпании «Дримворкс» Дэвид Гэффин, в прошлом один из видных сторонников Билла Клинтона. О своей поддержке Обамы заявили такие тяжеловесы в политическом истеблишменте США, как З. Бжезинский, а также кандидат демократов на предыдущих выборах Дж. Керри.

Затем пришла очередь самого вожделенного приза — официального заявления о поддержке Обамы Эдвардом Кеннеди, главой могущественного клана, одной из самых влиятельных фигур в руководстве демократической партии. Вместе со своей племянницей, дочерью покойного президента США Джона Кеннеди Каролин, и племянником, членом палаты представителей П. Кеннеди, патриарх демократов Эдвард Кеннеди сделал самое решительное заявление в поддержку Обамы. «Я дивился его несокрушимости и изяществу, — сказал он об Обаме. — С Бараком Обамой мы перевернём страницу прежней политики противопоставления расы против расы, пола против пола, этнической группы против этнической группы, традиционной ориентации против нетрадиционной». Обама, добавил он, «обладает выдающимися талантами как руководитель и как личность, которые соответствуют чрезвычайным требованиям текущего момента в истории». Кеннеди и Каролин сравнили Обаму с президентом Джоном Кеннеди: «Было другое время, когда другой молодой политик баллотировался в президенты и призывал Америку искать новые рубежи. Его критиковал предыдущий президент-демократ (Г. Трумэн), который был весьма уважаемой фигурой в партии. И Джон Кеннеди ответил: «Мир меняется. Старые подходы изжили себя. Пришло время нового поколения руководителей». То же самое и с Обамой». «С самого начала он был против войны в Ираке, и никому не стоит отрицать эту истину», — добавил он,  явно намекая на Билла Клинтона. 

Обаму в самых лестных выражениях поддержала и писательница, нобелевский лауреат Тони Моррисон, написавшая в письме к нему: «Помимо острого ума, честности и редкой искренности вы обнаруживаете нечто, что не имеет ничего общего ни с возрастом, ни с опытом, расой или полом и чего я не вижу в других кандидатах. Это нечто – творческое воображение, которое вместе с блестящим интеллектом равняется мудрости. Жаль, когда мы олицетворяем её с сединой и возрастом. Или когда мы называем глубину прозрения наивностью. Или полагаем, что умение плести интриги есть интуиция... Мудрость – это дар, его нельзя подготовить, нельзя его унаcледовать, выучиться ему в школе или впитать на рабочем месте – всё это ведёт к приобретению знаний, но не к мудрости». Что и говорить, слова более чем похвальные, подтверждавшие, что на Обаму ставили очень многие.

Но не всё было гладко на пути Обамы к победе. Ему припомнили годы его радикальной молодости, когда он тесно общался с людьми, чьи взгляды явно не соответствовали представлениям о «стопроцентном американизме». Одним из таких людей был чёрный пастор Джеремия Райт из храма Троицы Объединённой церкви Христовой в Чикаго. Пастор привёл Барака в церковь, затем обвенчал Барака с его женой Мишель, крестил их детей. Словом, на протяжении многих лет был их самым близким наставником. Но вот что говорил он в своих проповедях, мгновенно растиражированных политическими оппонентами Барака: «Барак знает, что значит жить в стране и в культуре, которую контролируют белые богачи. Хиллари никогда этого не понять. Хиллари никогда в жизни не называли «ниггером». Она не знает, что чувствуют чёрные американцы в Соединённых Штатах ку-клукс-клановской Америки...».  «Америка сама навлекла на себя волну терроризма, — говорил он в другой проповеди  через пять дней после теракта 11 сентября 2001 года. — Мы бомбили Хиросиму, мы бомбили Нагасаки, мы разбомбили тысячи людей в Нью-Йорке и глазом не моргнули. Мы поддерживали государственный терроризм против палестинцев и чёрных  в Южной Африке, а теперь возмущаемся тем, что к нашему порогу вернулось то, что мы делали за границей. Нет-нет, не Боже, благослови Америку, а Боже, прокляни Америку».

Не правда ли, слова эти сильно отличаются от того, что мы слышим о Соединённых Штатах от наших отечественных теле- и радиопроповедников вроде Познера?  Заметьте, говорит эти слова коренной чёрный американец, который служил в морской пехоте США, прежде чем был рукоположен в священники. Цитаты эти мгновенно разлетелись по Интернету и кабельному ТВ. Буря негодования: обвинения в чёрном расизме, в ненависти к Америке, клятвенные угрозы голосовать только за Маккейна, если вдруг Обама станет кандидатом демократов. Итог? Публичное отмежевание Обамы от Райта  в ходе специального выступления претендента на патриотическом фоне не одного, а целых восьми государственных флагов США. Гнев чёрных реален, говорил претендент, так же, как и гнев белых против т.н.программы позитивных действий, которая предоставила чёрным льготы за счёт белых, против «басинга» — насильственной транспортировки  белых детей в «чёрные» школы. Но если мы будем  помнить только прошлые обиды, мы никогда не двинемся вперёд. Если будем вспоминать унижения и  взаимную вражду, то обречём себя на повторение  истории. Америка заслуживает лучшего.

Речь Обамы, которую некоторые посчитали одной из лучших политических речей за всю историю США, приравняв её к выступлениям А. Линкольна и Дж. Кеннеди, похоже, утихомирила страсти, сняла напряжение в период одного из самых острых кризисов за всё время президентской кампании Обамы.

Тут совсем не кстати со своими заявлениями о поддержке Обамы выступил гремевший некогда в США чёрный националист Луи Фаракан. Сразу припомнили, что Фаракан в своё время сильно гневался на евреев и даже называл иудаизм «религией сточной ямы». Обаме в очередной раз срочно пришлось  открещиваться от таких непрошеных друзей. 

Первоначальное ощущение, что Обаму выдвинули как лидера движения под названием «Остановить Клинтона», с течением времени перерастало в твёрдую убеждённость. К зарождению этого движения причастны многие весьма влиятельные в Америке люди, в частности, по некоторым данным, и небезызвестный Джордж  Сорос. А они привыкли добиваться своего.


Мифология

избирательного процесса

Выборы в США в их современном виде — это не только соблюдение принципа «один человек — один голос» с всеобщим и тайным избирательным правом. Это прежде всего колоссальное пропагандистское шоу, призванное доказать всем и каждому величие и непревзойдённость американской демократии. Форма здесь давно и прочно заслонила содержание, внешне броские эффекты — суть политики, в основе которой имперские традиции, культ доллара и силы, безраздельное господство богатых. Ну а уж по части раскручивания предвыборного антуража равных американцам нет: тут и мастерски растиражированная в СМИ драматургия выборных баталий, и броская, в голливудском стиле, подача кандидатов, их биографий, столкновение страстей и самолюбий, побед и поражений.

Кто бы с какими оригинальными идеями ни возникал на политическом небосклоне США, американский истеблишмент его обласкает, приручит и вознесёт на самую вершину или низвергнет в небытие, или, наконец, просто физически уничтожит. Так было за последние полвека с либералами Джоном и Робертом Кеннеди, с левым популистом Мартином Лютером Кингом, с правым популистом Джорджем Уоллесом. Причём правда об этих убийствах и покушениях остаётся тайной навсегда.

Если уж за океаном не церемонятся с фигурами самого высокого ранга, излишне говорить о возникавших в истории США протестных движениях. Их заносят в «чёрные списки», лишая права работать в своей профессии, как это было с коммунистами во времена Маккарти (кстати, попав в «чёрные списки», был вынужден покинуть США коммунист, отец телеведущего Владимира Познера, преуспевающий голливудский сценарист). Или устраивают погромные рейды, как это было с американскими профсоюзами, или отстреливают, как это было в разные времена с индейцами, с радикальными «Чёрными пантерами», другими участниками движения за гражданские права.

Спору нет, за десятилетия американская система правления заметно цивилизовалась. Она и сегодня при надобности не остановится перед крайними методами, но скорее предпочтёт «цивилизованно» задушить в объятиях любой вызов своему господству. 

Американские выборы — это отработанный до совершенства способ направить любое недовольство в стране в русло «цивилизованного» политического процесса, сбить накал протестных страстей. Это отшлифованный за десятилетия до блеска механизм для снятия социального напряжения, без которого, понятное дело, не обходится ни одно общество. «Тирания двухпартийной системы» США цепко держит в своих объятиях всё и вся. Не потому ли мы так настроены на воспроизведение именно этой модели? 

Неизбежная нынче политкорректность в полном блеске была явлена в действующих лицах нынешних президентских выборов. Феминистки и суфражистки могли уповать сначала на мадам Клинтон, а затем на напарницу Маккейна Сару Пэйлин, чёрные американцы — на чернокожего Обаму, верующие — на бывшего священника Дж. Эдвардса, военные — на сенатора-ветерана Дж. Маккейна, проведшего шесть лет во вьетнамском плену, итало-американцы — на бывшего мэра Нью-Йорка Р. Джулиани. Полный набор — на все вкусы и предпочтения, все цвета политической радуги, стопроцентно рассчитанные на то, чтобы произвести впечатление и понравиться обывателю. Административный и управленческий опыт одних, романтизм и обаяние молодости других, преемственность классических традиций третьих и обращение к устремлениям новых поколений четвёртых — вот тщательно просчитанные ингредиенты политического коктейля, который призван максимально поразить воображение избирателей.  

Сравните это с начисто лишёнными всякой интриги выборами 2004 года, и вы почувствуете разницу. Сравните это с дурно пахнущей интригой в выборах 2000 года, когда Буш выиграл у Гора после многомесячного и скрупулёзного пересчёта голосов во Флориде, и вы почувствуете ещё большую разницу.

Спрос рождает предложение – в полном соответствии с этим торговым принципом делается и американская политика. Куда ни кинь и как ни крути, нынешняя президентская кампания в США уже стала исторической. За это приходится ставить высшую оценку информационно-пропагандистской машине США: вызвать такую волну надежд у избирателей, создать гигантскую иллюзию неизбежных перемен посреди в общем-то серой картины экономического спада и иракской авантюры могли только большие мастера своего дела.

СМИ раскручивали свою президентскую кампанию как самую захватывающую голливудскую постановку с многомиллиардным бюджетом, какой Голливуду никогда не снился. К чему зацикливаться на том, что дела в стране идут из рук вон плохо, что медицинская страховка есть сегодня только у одного американца из 7, что безработица сносит целые районы, что в стране обвальный кризис жилищного рынка и её накрывает волной неминуемых банкротств, когда — вот оно, немыслимое прежде, живое воплощение сказочной американской мечты — афро-американец стал президентом страны!


Отсутствие опыта

как обещание

новых проблем

«В случае избрания президентом Барака Обамы Америка заставит Россию ответить за её действия в Грузии», — обещал напарник Обамы новый вице-президент США Джозеф Байден на предвыборном съезде партии. Байден, в частности, заявил, что «недавно мы вновь увидели последствия пренебрежения вызовом, который бросила Россия свободной и демократической Грузии. Барак Обама и я положим конец этому пренебрежению». Если он станет президентом, Обама использует «жёсткую прямую дипломатию» с тем, чтобы сдержать «агрессию России». Так было обещано нам.

Между тем первоначальная реакция Обамы на события в Южной Осетии в августе была весьма путаной. Поначалу он произнёс нечто неясное, потом хотел, чтобы интервенцией России занималась ООН, где, как знает любой школьник, Россия имеет право вето, и только затем, шесть дней спустя, пришёл к более или менее чёткой позиции. Которая, заметим мы, почти ничем не отличалась от позиции Маккейна. Вот что такое отсутствие опыта – слишком много времени отнимают сбор информации, консультации с советниками в ситуации, когда решение нужно принимать здесь и сейчас.

Вот что писал один из избирателей в Интернет-блоге в ходе кампании: «С одной стороны, мы имеем президентского кандидата-демократа, который окончил Гарвардскую школу права с отличием, с другой – кандидата-республиканца, который выпустился в нижней части списка своей академии, и кандидата в вице-президенты, которой потребовалось пять лет и шесть непоименованных колледжей, чтобы наконец получить диплом бакалавра».

«В Америке идёт классовая война, — вторил ему другой избиратель, — но не властвующих против безвластных или бедных против богатых, как должно быть, а необразованных против просвещённых, ненавидящих против сострадающих. Я предвижу, что это уродство достигнет у нас своего полного развития, как это случилось в Германии или в Камбодже, и всё станет хуже прежде, чем станет лучше.

Поезд сошёл с рельс реальности, поездка будет смертельной. Опасайтесь! Очень опасайтесь!»

Поначалу многим показалось, что Маккейн сделал крайне удачный пиаровский ход, избрав своим напарником губернатора штата Аляска Сару Пэйлин. Красотка, дочь учителя, жена и мать многодетного семейства, типичная представительница среднего класса. Но её типично американская дремучесть быстро заставила разочароваться в ней даже самых твёрдолобых республиканцев. Какие отношения должны быть у нас с Россией? — спросили её. «Ну, Россию я знаю, я вижу её каждый день из окна своего кабинета в Аляске», — не задумываясь ни на секунду, с очаровательной улыбкой и подмигиванием выпалила она. Правда, вскоре Пэйлин огорошила публику тем, что в будущем не исключает войны между Россией и Соединёнными Штатами. «Если Грузия войдёт в НАТО, а Москва введёт свои войска на её территорию», — уточнила она.

«Очевидно, что на роль вице-президента куда лучше подойдёт Джозеф Байден с его тридцатилетним опытом работы на международной арене», — написал после этого один из блоггеров. — О широте кругозора Пэйлин в международных делах говорить, конечно, не приходится».

На фоне Пэйлин как-то сами собой отпали разговоры о неопытности Обамы.

В ходе президентских дебатов претенденты от обеих партий, естественно, обсуждали международные дела. Принципиальных расхождений в подходах кандидатов к России практически нет – оба целиком разделяют версию об «агрессии России против Грузии» в августе; вместе с тем возвращаться к холодной войне не хотят.

Долгие месяцы СМИ трубили о том, что у Обамы и Маккейна очень разнятся взгляды на войну в Ираке: Маккейн выступал за её продолжение до победного конца, Обама вроде бы был решительно настроен на скорейший вывод американских войск. Дебаты подтвердили, что различия между кандидатами давно стёрлись: теперь Обама не только за «очень постепенный», растянутый на несколько лет отвод войск из Ирака, но считает весьма глубокомысленным ввести хотя бы пару бригад в Афганистан. Какие приключения ждут при этом американские войска и как это будет отличаться от того, что происходит вот уже пять лет в Ираке, осталось за рамками дебатов.

Оба претендента, разумеется, отбили ритуальные для всякого американского политика поклоны — заверили американскую и израильскую общественность в своей непоколебимой верности Израилю. На этом дело, можно сказать, и кончилось.

Маккейн, конечно, неоднократно упоминал в ходе дебатов «наивность» и «неопытность» Обамы, «готового сесть за стол переговоров с кем угодно — с самим Ахмадинежадом! — без всяких предварительных условий». Но эти мелкие уколы явно не срабатывали.


Финансовый молот

Ни Обама, ни Маккейн не могли сказать ничего вразумительного по существу обрушившегося на США кризиса. Но предвыборная риторика должна была звучать приличествующим скорбному случаю образом. И она зазвучала. «Мы не можем забывать Мейн-стрит на фоне Уолл-стрит», — в один голос заговорили оба кандидата. То есть улицы, где обитает простой люд Америки в противовес улице — символу мировых банкиров.

«Я приостанавливаю своё участие в кампании, пока не будет принят пакет помощи в 700 млрд», — с отчаянием возвестил Маккейн. Эта фраза была, конечно, не более чем предвыборным трюком, попыткой убежать от предвыборной реальности. Для его президентских шансов нынешний финансовый кризис стал чем-то вроде привязанного к ногам мельничного жернова перед прыжком в одно из Великих озёр. Партия Маккейна стоит у истоков нынешнего кризиса, значит, ему в первую голову пришлось отвечать перед избирателями. Не приходится удивляться тому, что Обама сразу опередил его на 6—8 процентов в рейтинге популярности. Этот разрыв так и не был преодолён вплоть до 4 ноября.

Несмотря на все ухищрения Маккейна, пересидеть финансовую бурю в тенёчке ему не удалось, тем более, что конца и края ей не видно. «Я буду добиваться реструктуризации всех долгов по кредитам, взятым американцами на строительство домов», — пообещал он в ходе дебатов. «Америка сегодня в тисках самого катастрофического со времён Великой депрессии кризиса, — подхватил Обама. — Я предлагаю повысить налоги для тех, кто зарабатывает свыше 250 000 долларов», — продолжал он далее. «Но это будет означать, что бизнес не  сможет создавать новых рабочих мест, — парировал Маккейн. — Как можно не верить в трудовой потенциал американцев?! — деланно удивлялся республиканец. — Зафиксировать позиции сенатора Обамы по экономике – всё равно, что к стене пытаться прибить желе», — не удержался Маккейн от колкости. Но в основном зрители и участники в очередной раз услышали от обоих кандидатов  всё то, что слышали уже неоднократно.


Деньги

Обама в нынешней кампании располагал такими гигантскими преимуществами в финансах по сравнению с Маккейном, что позволил себе отказаться от государственного финансирования. Напомним, что в начале сезона праймериз, он, тогда ещё желторотый, неоперившийся птенец, ратовал, конечно же, за то, чтобы получать средства на кампанию из государственного бюджета – всего 88 млн долларов на всю кампанию для каждого кандидата. Под занавес президентского забега Обама достиг таких высот, что тратил почти такие деньги каждый месяц.

Именно Обама побил рекорд Джорджа Буша 2004 года по затратам на ТВ-рекламу. Естественно, негативная реклама, то есть нападки на соперника, составляла львиную долю всех рекламных выступлений. Анализ рекламной продукции кандидатов, проведённый Висконсинским университетом, показал, что почти 100 процентов рекламных роликов Маккейна содержали нападки на Обаму; у Обамы таковых (с нападками на Маккейна) только 34 процента.


СМИ и кандидаты

Некогда бывшая респектабельной «Нью-Йорк таймс» за время кампании проделала несколько кульбитов, каждый из которых может считаться верхом акробатического искусства в политике и информационном деле. В ходе первичных выборов газета заявила о поддержке Хиллари Клинтон (которая, как известно, баллотировалась против Обамы); из числа республиканских претендентов она поддержала Дж. Маккейна. Когда наступил час «Х», «Нью-Йорк таймс» в том же стиле велеречивого гражданского пафоса бросила свой авторитет на чашу Обамы против Маккейна. Метания, красноречиво свидетельствовавшие о нешуточном смятении в умах американской элиты.

Но в целом симпатии СМИ, особенно большой прессы восточного побережья, были целиком на стороне Обамы, что скрывать было невозможно.

Политкорректность в 2008 году была доведена до абсурда: само произнесение полного имени нового президента – Барак Хусейн Обама – было приравнено к оскорбительному выпаду против него с расовым и религиозным подтекстом. Говорите после этого о свободе слова!

Выборы в США окончательно превратились в шоу, ожесточение которого нарастало по мере приближения даты выборов. Обама или Маккейн – особой разницы для России нет, хотя республиканец куда более воинствен в речах, чем кандидат демократов. Ибо всё решают не эти фигуры, предназначенные для публики, а стоящие за ними кукловоды в тёмных одеяниях.

«Можно всё время обманывать одного человека, можно какое-то время обманывать весь народ, но нельзя всё время обманывать весь народ», — сказал когда-то Авраам Линкольн. Как и Обама, выходец из законодательного собрания штата Иллинойс.

Теперь эта знаменитая фраза стёрлась, устарела, потеряла смысл. Теперь, увы, можно. Если в ваших руках электронные СМИ, если в ваших руках Голливуд, можно всё время обманывать весь народ.

Что и происходит в Соединённых Штатах каждые выборы. 

Виктор ЛИННИК 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: