slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Играем Пинтера

Премьера психологической драмы «Предательство» в  Московском драматическом театре  имени К.С. Станиславского

Эту премьеру ждали с нетерпением. Потому что не каждый месяц театральную Москву радуют премьерами, а во времена кризиса и подавно. А тут не просто премьера нового спектакля, а, можно без преувеличения сказать, событие театрального сезона. Потому что пьесы лауреата Нобелевской премии по литературе за 2005 год английского драматурга Гарольда Пинтера — нечастные гости на российской сцене. А здесь сразу сошлись несколько безусловных составляющих успеха. 

Во-первых, личность автора. Гарольд Пинтер, ушедший от нас в конце прошлого года, был одним из самых известных драматургов мира в ХХ веке. Его творческая продуктивность поразительна. Он — автор 29 пьес, 24 сценариев (среди самых известных сценарий фильма «Подруга французского лейтенанта»), 17 пьес для радио. Его пьесы переведены на многие языки и сейчас идут в десятках театров мира.
В Англии 1950-х годов он становится одним из ведущих драматургов, постепенно выделяясь и отдаляясь от «сердитых» молодых людей вроде Джона Осборна, Джона Ардена, Джона Уэйна. В его пьесах нет ни сарказма, ни грозного осуждения устоев общества. Начав, как и «сердитые», с критики, Пинтер уходит в хрупкий внутренний человеческий мир. У него социальные столкновения предстают на ином уровне — интимном, психологическом.
Русские зрители впервые услышали о Гарольде Пинтере в 1968 году, когда в Москве была напечатана, а вскоре и поставлена, его пьеса «Сторож».
Гарольд Пинтер был непримиримым критиком Джорджа Буша и Тони Блэра, инициировавших вторжение в Ирак. Он до конца своих дней продолжал обличать правительства США и Великобритании. Даже в Нобелевской речи он повторил свои антивоенные тезисы. Его позиция, гражданское мужество подтверждают: в мире всегда найдется, что делать честному и храброму человеку.
Во-вторых, для постановки выбрана одна из самых провокативных пьес Пинтера «Предательство», сыграть которую можно только при полном напряжении. «Вполсилы» здесь не проходит. При этом не должно быть никакого пафоса. Да и какой пафос может звучать со сцены, когда перед нами разворачивается история одного любовного треугольника, где каждый из персонажей предает дружбу, любовь и даже самого себя. Сюжет, казалось бы, прост. Это несколько сцен из жизни трёх людей. Пьеса начинается с момента, когда роман между Эммой и Джерри уже давно закончен, а кончается первой встречей Эммы и Джерри. Обратная хронология, когда события отслаиваются четкими пластами, стартуя с финала отношений между Робертом и Эммой, Эммой и Джерри и далее скользя вниз к моменту, когда Джерри впервые искренне восхитился женой своего друга Роберта, создает неожиданный эффект проникновения в самую суть событий и переживаний этой великолепной драмы. Именно эта последняя сцена, завершающаяся пантомимой героев, ставит точку в спектакле, там, где зрителю хотелось бы продолжения. Между первой и последней сценами этой психологической драмы мы видим ряд эпизодов, в которых жена книгоиздателя Роберта Эмма и друг Роберта литературный агент Джерри время от времени выясняют отношения и между разговорами занимаются любовью. Или, наоборот, между занятиями любовью ведут, на первый взгляд, беспредметные разговоры. А чем занимается Роберт? Время от времени они с Джерри обедают, пьют, ведут разговоры…
Жанр пьес Пинтера определить трудно. Что это — комедия, трагедия, мистерия, фарс? На сцене — сплошные разговоры, иногда герои срываются и осыпают друг друга язвительными замечаниями, потом все уравновешивается, разговоры возобновляются.
Пинтер так говорил о своих пьесах: «Я не могу рассказать содержание ни одной из моих пьес. Единственное, что я могу сказать: так всё произошло, так они выражаются».
Его называют либо мастером умолчания, либо мастером паузы, либо определяют его пьесы как комедии угроз. Некоторые критики считают, что Пинтер учился искусству подтекста у Чехова: болтовня его героев скрывает внутренние драмы; она кажется никчемным соединением ничего не несущих слов или предложений, а на самом деле может обернуться неумелыми, отчаянными попытками действующих лиц найти понимание. В пьесах Пинтера герои как бы ведут диалог, но на самом деле это два отдельных монолога, которые произносятся в пустоту, не сливаясь и не становясь разговором.
А теперь остановимся на третьей составляющей успеха премьеры. Психологическую драму Гарольда Пинтера «Предательство» поставил Владимир Мирзоев. Сегодня это один из наиболее интересных режиссёров, каждая постановка которого становится событием театральной жизни. Это «Хлестаков», «Сон в летнюю ночь» и «Дон Жуан» всё на той же сцене Театра Станиславского; «Амфитрион» и «Сирано де Бержерак» в Театре им. Евг. Вахтангова; «Тартюф» в «Ленкоме».
Именно Владимир Мирзоев одним из первых в России обратился к драматургии Пинтера. В Москве он ставил «Коллекцию» и «Любовника». В этих спектаклях играли великолепные актеры: Валентин Гафт, Максим Суханов, Евгения Симонова, Елена Шанина, Сергей Маковецкий.
«Гарольд Пинтер — для нашего времени человек уникальный: минималист в тексте, он закладывает между строк невероятную энергию», — говорит Мирзоев. Он считает, что Пинтер — наследник Чехова. «Как и нашему великому драматургу, так и этому знаменитому британцу человек интересен не тогда, когда он говорит, а когда думает и чувствует».
Почему Мирзоев снова обратился к драматургии Гарольда Пинтера?
«Эта история про любовь, предательство, адюльтер, — говорит постановщик спектакля. — Думаю, у каждого в жизни в той или иной форме этот сумасшедший дом случался. Но пьеса весьма небанальна. Вообще у Пинтера есть свойство понимать человеческую природу на фрейдистский манер – через интерпретацию сексуальности. Поэтому в «Предательстве» на, казалось бы, простой модели любовного треугольника можно испытать на прочность самые глубинные свойства нашего подсознания».
Четвёртая составляющая. Когда всего три актёра захватывают наше внимание на всём протяжении сценического действа, их игра должна быть филигранной. Владимир Мирзоев, не в обиду труппе Театра им. Станиславского будет сказано, привёл в «Предательство» актёров со стороны, хотя, скажем, Максим Суханов уже давно играет здесь в «Хлестакове». Но Суханов – это мирзоевский актёр, с которым режиссёр работает не первый год. А вот Анна Чурина (Эмма) и Андрей Мерзликин (Джерри) – на этой сцене новички. И если Мерзликин успешно работает в театре Армена Джигарханяна, то Чурину Мирзоев ввёл в спектакль из своей киномастерской. Возможно, он рисковал.
Чурина – красивая женщина с обложки «Плейбоя». Достаточно холодная. Ей сложно играть страсть, но она очень выразительна в эротических сценах. Великолепная пластика, прекрасно поставленная речь. Её Эмма — скорее жертва в этом любовном треугольнике, где все стремятся сохранять спокойствие на грани нервного срыва.
Очень интересно наблюдать за игрой Андрея Мерзликина. Мы больше привыкли видеть его в сериалах, где он играет то милиционера, то сурового старшину, воспитывающего курсантов военных лет, то лихого угонщика из фильма «Бумер». Роль литературного агента Джерри для Мерзликина серьёзный экзамен в театральной карьере, который он выдержал с честью. Мерзликин убедителен в роли Джерри, который искренне считает Роберта своим самым близким другом, и при этом семь лет занимается любовью с его женой. Для него сообщение Эммы о том, что Роберт узнал об их связи, – настоящее потрясение.
А для Роберта? Максим Суханов лепит свою роль из нескольких масок. Он подобен тигру, который забавляется, разглядывая загнанных в угол вынужденным признанием предательства Эмму и Джерри. Он может стать их палачом, но не желает этой роли. Ему хочется почувствовать себя жертвой предательства, которое он же и провоцирует.
Актёры настолько хороши, каждый по-своему, что при всей неприглядности их образов к персонажам испытываешь чувство жалости и какой-то неуловимой симпатии.
Пятый элемент. Сценографию и костюмы героев создала Алла Коженкова.
Это не первая её работа с Владимиром Мирзоевым. Алла Коженкова оформляла его спектакли «Сирано де Бержерак», «Лир», «Сон в летнюю ночь», «Любовник». По признанию Мирзоева, режиссеру не так просто найти сценографа-партнёра, понимающего и осуществляющего его идеи.
Карьера сценографа, человека, который оформляет спектакли, — на первый взгляд весьма экзотична. Сценографы наперечёт, они востребованы, их ищут, зазывают, соблазняют гонорарами. Если, конечно, они талантливы и готовы работать не покладая рук. В «Предательстве» Коженкова создала необыкновенно яркие, стильные и при этом предельно лаконичные декорации и костюмы героев. Ничего лишнего, и в то же время каждая деталь на сцене — потрясающая находка для спектакля, в котором сексуальность является лейтмотивом пьесы.
Отличную сценографию дополняет великолепное музыкальное сопровождение коллектива «Second Hand Band».
В этом спектакле всё гармонично: драматургия, режиссура, актёрская игра, сценография, костюмы, музыка. Так что можно поздравить его создателей с заслуженным успехом. Премьера состоялась!

Виктор Притула.

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: