slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Градоразрушительство. Город за синим забором .

Прогулки с бульдозером. Маршрут второй. Жертвам реновации посвящается

Для начала посмотрим в толковом словаре, что такое реновация. Это — обновление, воспроизведение. Экономический процесс замещения выбываемых в результате морального и физического износа производств, основных фондов новыми. Запомним значение этого слова, поскольку оно будет ключевым на сегодняшнем маршруте.

В последнее время губернатор Валентина Матвиенко не устаёт повторять, что с уплотнительной застройкой в городе покончено.

Действительно, уплотнять в северной столице, пожалуй, больше нечего. Разве что ещё десяток скверов вырубить или несколько детских площадок порушить. Но это так, семечки. В городе началась большая реновация, а вместе с нею на смену уплотнительной пришла притеснительная, как её стали называть, застройка. Это — когда впритык к обычному жилому дому лепится очередная элитная многоэтажка.

 

Увидеть, что получается в резуль-тате, можно на Литейном про-спекте, 24, где с 1949 года жил до отъезда в эмиграцию в 1972-м нобелевский лауреат Иосиф Бродский. В 2005 году рядом с этим зданием XIX века, известным горожанам как дом Мурузи, начали строить элитное жилье на месте снесенной постройки. А в доме 24 начал деформироваться фундамент, по стенам поползли трещины. 25 квартир оказались не просто в аварийном состоянии, но опасными для проживания. Началось срочное расселение жильцов, более похожее на эвакуацию, которая не завершилась и по сей день. Пока она не закончится, никакое строительство продолжаться не может. Так записано в постановлении городского правительства. Но компании «Петербургстрой» всё нипочем: работы возобновились, забурено уже множество бетонных свай, появились даже перекрытия второго этажа. Окна у жильцов аварийных квартир перекосились и перестали закрываться, сквозь щели гуляет ветер.

Задувает февральский ветерок и в квартиры дома 39 по Четвертой линии Васильевского острова. Проблемы начались, когда вплотную к дому стали строить очередную многоэтажку. Стены пошли трещинами, под потолками они сквозные — небо видно. На верхних этажах лопаются стеклопакеты в окнах, перекрытия отходят от стен. Строители корят жильцов: неправильно, мол, делали ремонт в своих квартирах, но аварийные маячки всё-таки поставили на всякий случай, посмотреть, что будет. Районная администрация обязала компанию-застройщика провести ремонт в трёх квартирах. Инвесторы пообещали прислать девочек, которые замажут дырочки специальной пенкой. Обитатели дома готовятся подать иск в суд, без которого, как они считают, всех трещин не заделать.

Можно только посочувствовать Лope Кульбакиной, живущей в доме 16 по Захарьевской улице. Из-за ведущегося рядом строительства у неё так перекосились дверные рамы, что женщина оказалась замурованной в собственной квартире. Она уже затратила около шести тысяч рублей, несколько раз вызывала коммерческую службу по вскрытию дверей. Госстройнадзор обязал инвестора возместить затра­ты. Но двери никто ремонтировать не собирается, да и денег пострадавшей не дают.

Во фразе «Ломать нельзя реконструировать» Смольный однозначно и без тени сомнения ставит запятую после первого слова. В жертву реновации приносятся здания, построенные в XIX — начале XX века. Не внесённые в реестр архитектурных шедевров, именно они и есть тот самый город, который известен всему миру как Петербург Гоголя, Достоевского, Блока. Так погиб особняк под номером 61 на Лиговском проспекте, построенный в 1882—1883 гг. в стиле эклектики архитектором Дормедонтом Соколовым. В городском комитете по использованию и охране памят­ников недолго терзались сомнениями по поводу исторической ценности здания и выдали разрешение на его снос. Как говорят местные жители, дом Соколова был добротным и крепким, а прилегающие к нему флигели недавно капитально отре­монтировали. Но всё ушло под бульдозер.

Координатор проекта застройки
г-н Вигант радостно сообщил о том, что теперь ООО «Строй-Альянс» на расчищенной территории в четыре тысячи квадрат­ных метров проводит «девелопмент». Это, поясним для не очень посвящённых в тонкости реновации, — развитие. В результате в самом центре Петербурга вырастет помпезный офисно-гостиничный комплекс «Ренессанс-Хауз». По соседству находится здание 1863 года постройки, которое, как значится на фасаде, «охраняется государством». Дом красного кирпича, где прежде размещалась типография, пришёл в запустение, и его тоже расчистили — сняли все перегородки и перекрытия, оставив лишь старый фасад, опутанный лесами. Не исключено, что его постигнет участь дома Соколова. Вот такой ренессанс, то есть возрождение, идет на руинах истории.

В некоторых случаях власти требуют от застройщиков сохранения фасадов исторических зданий, обречённых на реновацию. Как это выглядит на практике, видно на примере дома 5/19 на углу улицы Чайковского и Литейного проспекта в пределах объединённой охранной зоны памятников истории Петербурга. В декабре 2000 года по вине ООО «Адамант», проводившего реконструкцию этого здания, извест­ного как «дом с флюгером», построенного в 1882 году, частично обрушился фасад со стороны улицы Чайковского, и застройщики вообще разобрали здание. Узнав о факте вандализма, губернатор Матвиенко очень сильно разгневалась и пообещала старого наказать виновных в грубом нарушении стройрегламента, используя, как она выразилась, «самые серьёзные меры административного, финансового и правового плана: компания обязана будет восстановить фасад и заплатить штрафы, но только этим они не отделаются».   

Целый год, дрожа как осиновый лист, нечестивцы ожидали суровой кары. И в декабре 2007 года грянуло возмездие: управление Госстройнадзора оштрафовало их на умопомрачительную сумму — двадцать тысяч рублей! Испытав чувство глубокого удовлетворения, инвесторы с энтузиазмом продолжают свой девелопмент — строят на обломках отель.

Так что, господа инвесторы и девелоперы, милости просим в гостеприимный город Петербург, где за бутылку хорошего коньяка вам любезно разрешат раздолбать какой-нибудь старинный особняк. Могут, если пожелаете, предложить и что-нибудь поновее. Например, здание, состоящее из трёх домов, построенное в виде буквы «П» в 1956—1958 гг. на Малом проспекте Петроградской стороны архитектором Логином Шретером из художественной династии Бенуа, которой, кстати, Петербург во многом обязан тем, что заслужил звание культурной столицы. В книге «Зодчие Санкт-Петербурга ХХ века» дом назван одним из самых красивых в этой части города. Теперь центральную часть здания, принадлежавшую ранее РАО «ЕЭС», выкупила корпорация «Строймонтаж», которая намерена разрушить середину дома и возвести на её месте многоэтажку для очень состоятельных граждан.

— Если такое случится, — говорит народная артистка России Лариса Малеванная, проживающая в одном из крыльев здания, — стены моей кухни и одной из комнат тоже могут обрушиться. Шретер ведь строил не отдельные дома, а единый целостный ансамбль. Кстати, это не сталинский ампир, а настоящий петербургский стиль.

Взбудораженные жильцы никак не могут взять в толк, почему добротные и прочные, как каменный монолит, дома вдруг стали ветхими и аварийными. Совершенно идиотским выглядят объяснения, что здание пришло в негодность из-за плохого со­стояния грунтов и поэтому на его месте надобно немедленно возвести 6—8-этажный жилой комплекс, да ещё с подземной парковкой. Всё между тем просто: стоимость квадратного метра в новостройке может приблизиться к десяти тысячам долларов. В районной администрации Ларисе Ивановне растолковали, что дома признаны «хрущёвками» и подлежат сносу, успокоив, что не все ещё разрешительные документы подписали. Но строители уже перерыли весь двор. Место, где вырубили клёны и собираются сооружать подстанцию, обнесли забором, перегородившим дорогу к парадным. Повесили, правда, таблички: «Приносим извинения за временные неудобства»

Людей, однако, больше волнуют грядущие «неудобства». Они разыскали прораба, работавшего на строительстве обречённых домов. Тот подтвердил, что между цент­ральной частью и крыльями нет никаких строительных швов. Это означает, что не­льзя исключать обрушения всего П-образного. здания. Пытаясь спасти его, жильцы отправили губернатору Матвиенко письмо с предложением городу выкупить эти несчастные дома, чтобы их оставили в покое. Нашли дочь архитектора Шретера, кото­рая, оказалось, живёт неподалёку. Вместе отправили письмо в Париж потомкам Бенуа — вдруг помогут отстоять дом. Ни из Смольного, ни из Парижа ответа пока не было.

Под кувалдой реновации оказываются школы и детские учреждения в центре го­рода, если на них положил глаз какой-нибудь инвестор. Под носом у администрации Калининского района разрушили 142-ю школу на Арсенальной набережной — местечко приглянулось компании «Транснефть». 243-ю, за Мариинским театром, снесли ради сооружения его новой сцены. Выселяют детский сад на Большой Монетной улице, 8. Та же участь ожидает детско-юношескую спортивную школу и 229-й лицей на Садовой улице, мешающих ООО «Петровский строитель» возводить здесь многофункциональный центр.

Рядом со станцией метро «Пушкинская» стоит школа № 10 для детей-инвалидов с проблемами слуха. Её создали в блокадном Ленинграде в 1943 году для бойцов, потерявших слух в результате контузии и не успевших получить до этого среднее образование. Школу в авральном порядке собираются передислоцировать в Калининский район. Новое помещение в неважном состоянии — требует ремонта, когда он закончится, не известно. Кроме того, до ближайшей станции метро ещё четыре остановки на автобусе, что для детей с ослабленным здоровьем простой прогулкой не покажется. По некоторым сведениям, на месте школы № 10 появится офис ВСБ, но в региональном управлении ведомства эту информацию не подтверждают, но и не опровергают. Зато пресс-секретарь Комитета по образованию Лариса Кузьмина утешает родителей: участок на Звенигородской улице включён в городской инвестиционный проект, по которому надо разрушить не только школу, но и ещё несколько домов.

Основываясь на данных статистики, член Ассоциации озеленителей Санкт-Петербурга Владимир Верховых утверждает, что прибыли в строительном бизнесе сопоставимы сегодня с доходами от наркоторговли и продажи оружия. Большая реновация — это не просто большие, а очень большие деньги, привлекающие финансовых и промышленных магнатов. Продолжается экспансия на петербургский строительный рынок крупного московского капитала. Масштабной реконструкцией комплекса исторических зданий ХVIII века Новой Голландии в центре Петербурга занимается одна из компаний, подконтрольных Шалве Чигиринскому. Два гигантских участка — Конная Лахта и Северная долина — получила для освоения дочерняя структура «Базового элемента» Олега Дерипаски. Многомиллионный конкурс на сооружение жилья за счёт бюджета города выиграла корпорация СУ-155, контролирующая 20 процентов московского рынка жилищного строительства.

Понятно, аппетиты таких инвесторов одними детскими садиками удовлетворить сложно. Председатель жилищного комитета Юнис Лукманов недавно пооткровенничал с журналистами: «Мы с Валентиной Ивановной Матвиенко обратились к Медведеву с просьбой узаконить снос не только аварийных домов, но и домов, которые попадают в квартал застройки. Дело в том, что приходится сталкиваться с безвыходной ситуацией, когда реконструкции мешают морально устаревшие дома, которые нельзя сносить согласно федеральному законодательству». Горожанам, узнавшим об этой замечательной инициативе, стало как-то не по себе, a Юнис Халилович, сообразив, что сболтнул лишнее, опомнился и выступил со специальным заявлением о бестолковых журналистах, которые его не так поняли.

 

Об отношении Дмитрия Анатольевича к «морально устаревшему» Петербургу пока ничего не известно. Впрочем, и без высочайшего дозволения город уже начали сносить кварталами. Побываем хотя бы на углу Невского проспекта и улицы Восстания, где целый исторический квартал завешан громадными рекламными постерами и кусками фанеры с намалеванными окошками. За ними разрушенные до основания здания, хотя согласно проекту реконструкции исторические фасады должны были быть сохранены. ООО «Стокман-СПб-Центр» грубейшим образом нарушило проектные обязательства. Ну и что? А ничего. Ещё год назад представители Ростехнадзора по Северо-Западному федеральному округу учинили очень громкий скандал по этому поводу, поклявшись в течение недели разобраться с наглецами, но до сих пор и палец о палец не ударили, чтобы исполнить собственные намерения.

Спокойно взирая на то, как разрушается Невский проспект, чиновники в Смольном придумали проект закона «О развитии застроенных кварталов в Санкт-Петербурге», в адресный перечень которого попали подлежащие сносу 45 «морально устаревших» кварталов в одиннадцати районах города. Законопроект горожане уже окрестили антихрущевским, поскольку в нём решается судьба прежде всего домов первых массовых серий. На рассмотрение Законодательного собрания проект поступил минувшей осенью. Сразу же выявилось множество несуразностей. В жернова реновации попали добротные дома, прозванные в народе «сталинками» и «брежневками». Потолки в них высокие, квартиры удобно спланированы, дворы благоустроены, многие здания недавно капитально отремонтированы. Что касается самих «хрущёвок», то на разрушение обрекаются отнюдь не самые ветхие и аварийные, а расположенные в престижных районах, которые во времена панельного домостроения были глухими окраинами. Депутаты пригласили на слушания чиновников и около трёхсот горожан из разных районов, которые с трибуны Мариинского дворца от души высказали своё не очень одобрительное отношение к перспективам большой реновации. Уже после первых дискуссий граждане внесли 192 письменные поправки в адресную программу. Второе слушание принятого за основу законопроекта благоразумно перенесли на «после выборов», дабы лишний раз не раздражать электорат. В кулуарах говорят, что, если для расселения дома потребуется согласие всех собственников, грандиозная программа реновации фактически будет сорвана. А в городе уже набирает силу общественное движение «В защиту жителей домов первых массовых серий».

Среди мировых мегаполисов Петербург удерживает первенство по количеству коммуналок и занимает третье место по объёму ветхого и аварийного жилья. Так что логика властей понятна: чем больше приток инвестиций, тем скорее можно справиться с этими острейшими проблемами. Но вот такой факт: по сравнению с 2006 годом вдвое сократилось количество семей, переселенных из аварийного жилья в новое за счёт инвесторов, которые не торопятся выполнять свои обязательства перед городом. Другой камень преткновения: граждане не готовы к большому переселению, связанному с большой реновацией. С обитателями коммуналок и проживающими в неприватизированных квартирах просто — у них нет выбора. С собственниками всё сложнее: они не хотят переселяться на далёкие окраины или километров за пятьдесят от города в Колпино и поселок Meталлострой. Первую попытку добровольно-принудительного переселения власти предприняли на Крестовском острове в отношении собственников квартир в доме 7 по улице Эсперова, который разрушили, чтобы построить коттеджи для членов Конституционного суда. Большой тогда разразился скандал, который погасили на самом верху, ибо дело как-никак касалось высших должностных лиц государства — все требования переселенцев были выполнены.

Но это, пожалуй, единичный случай. Владельцы квартир, попавших под реновацию, настаивают либо на денежной компенсации — простая «двушка» в центре стоит сегодня 300—350 тысяч долларов, — либо на предоставлении жилья в том же районе. Инвесторы говорят, что таких огромных деньжищ у них нет, что работают они чуть ли не себе в убыток. А в пределах так называемой золотой мили (такое понятие родилось в ходе питерской реновации) от исторического центра возводятся хоромы только для очень богатых, абы кого в те апартаменты не заселяют.

Таких конфликтов на почве питерской реновации произрастает сегодня множество. Философски осмысляя их, вице-губернатор Александр Вахмистров глубокомысленно замечает: «Многие подобные ситуации вызваны опасением людей,что их права будут как-то ущемлены.Таков уж менталитет нашего человека — если власть что-то задумала, то обязательно со злым умыслом». В самую точку, как говорится. У граждан, неоднократно обманутых чиновниками и лично г-ном Вахмистровым, менталитет совсем никудышный. Да и откуда взяться другому, если Смольный начинает приторговывать, например, кладбищами. Старый погост в районе улицы Бутлерова в Калининском районе продан под строительство культурно-увеселительного комплекса с бассейном, фитнес-центром, русской баней, сауной и прочим. Рядом планируется возвести несколько жилых девятиэтажек с подземной автостоянкой на 1900 машин. А потные ручонки зодчих XXI века уже вычерчивают эскизы шикарного паркинга под мемориальным некрополем Марсова поля. Однако о подземной застройке северной столицы расскажет следующий маршрут наших прогулок с бульдозером.

Юрий КУКАНОВ.

Санкт-Петербург.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: