slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Говорит сама Россия...

  Николай Александрович ЗИНОВЬЕВ, поэт из Краснодарского края, родился в 1960 году в станице Кореновской. Учился в ПТУ, станкостроительном техникуме, в университете. Работал грузчиком, бетонщиком, сварщиком. В 1987 году вышла его первая книга стихов. На сегодняшний день у Николая вышло шесть книг. В 2005 году ему была присуждена Большая литературная премия России, а в 2010 году он стал лауреатом Всероссийской православной литературной премии им. Александра Невского. Валентин Григорьевич Распутин сказал о поэте: «В стихах Николая Зиновьева говорит сама Россия».

* * *
Сотворил Господь мир Словом,
Под  Его б и жить покровом.
Но разрушили мы сами
Мир пустыми словесами.

* * *
Даже в провинции расейской
Полно закваски фарисейской,
Христос учил её бояться,
А Бог не может ошибаться.

* * *
Я ни  к чему не призываю.
На темя я не сыплю пепла,
Но чтобы Родина окрепла,
Я вещи в мире называю
Всегда своими именами:
Блуд – блудом, вора – вором,
Пустые обещанья – ложью,
Разор страны моей – разором,
А Божьей Волей – Волю Божью.

* * *
На отмели цапля с прижатой
ногой –
Какое безлюдное место!
Я вдруг зарыдал, прикрываясь
рукой,
Как будто  здесь был ещё кто-то
другой,
А может,  и был, неизвестно.

ЗАВИСТНИКАМ
Я самый слабый из поэтов,
К тому ж безграмотен на диво.
И нос мой красно-фиолетов
От самогона и от пива.

А вы все классики живые,
Уже вас в школах изучают.
Вы величины мировые,
Вас фейерверками встречают.

А я во тьме брожу кругами,
Я не нашёл свою дорогу,
Я пыль под вашими ногами…
Теперь довольны?  Слава Богу.

* * *
«Быть иль не быть? Вот в чём вопрос»
Шекспир.
Быть иль не быть? Пустой
вопрос.
Не быть, а жить, и жить всерьёз,
Всё до единого порока
Убить в душе, убить без слёз,
Но хватит ли земного срока?
Вот в чём вопрос.

* * *
Любви в душе – на самом дне,
И та лишь к собственной родне.
За что? Какого ждать спасенья?
Но понимаешь, жалкий смерд,
Что Бог безмерно милосерд,
И не боишься Воскресенья.

ОТКРЫТИЕ
Вспоминайте, братья, чаще,
Суть открытья моего:
Сладок грех, но много слаще
Отреченье от него.
Я учить вас не дерзаю,
Но, поверьте мне, я знаю.

ВИКТОРУ ЗАХАРЧЕНКО
Уже пришли признание и слава.
Какого ж это стоило труда,
Чтоб выстрадать мучительное
право
Любить Россию нынче и всегда?!

ШЕСТИЛЕТНЕМУ СЫНУ
В храмах толпы крестятся  
старушек,
А в пивбарах с матом молодёжь
Цедит пиво из высоких кружек.
Где она, Россия? Не поймёшь.

Может, уходящая  у свечек
Молится? А новая пьяна?
Если так, родной мой человечек,
Кончится Россия  как страна…

КРЕСТ ЖИВОТВОРЯЩИЙ
Спать ещё как будто рано,
Бабка смотрит в муть экрана,
Там  мужик ненастоящий —
С грудью женскою – поёт.
Бабка крест животворящий
На него в сердцах кладёт:
Вспышка, визг, свиное рыло –
Тьмою всё на миг накрыло.
А когда зажёгся свет:
Телевизора-то нет.
На подставке горка пепла,
Чуть  дымится – ну, дела!
Бабка встала, чуть окрепла,
Пепел веником смела.

СНОВИДЕНИЕ
«В конце тоннеля света нет!»
Мы встали, выбившись из сил.
Стояли и молчали.
И тот же голос вдруг спросил:
«А был ли свет в начале?»

И вспомнить этого не мог
Никто, как мы ни бились.
Все зашептали: «С нами Бог»,
И дружно закрестились.

* * *
Ребёнок – ангел во плоти,
Чего не скажешь про поэта,
Но в глубине душевной где-то
Их близко сходятся пути,
И даже есть перекрещенье,
Тогда рождается оно –
Небесное стихотворенье,
Пускай пока хотя б одно.

НАДОЕЛО!
И писать-то не с руки:
То дебош, то пьянки.
Стали жить, как пауки
В трёхлитровой  банке.

Да, писать мне не с руки
На такие темы.
Да очнитесь, мужики!
Русские ведь все мы.

Горько, грустно на душе,
Нет давно в ней лада.
Вы  народ или уже
Лишь баранье стадо?

Словом, хватит воду лить.
В общем, выбирайте:
Или жить, как надо жить,
Или  вымирайте!

* * *
Всё стало пошлым или мерзким.
Как душу с этим примирить?
Быть может, с кем поговорить?
Но поглядел вокруг я – не  с кем.
Народа нет. Ну,  а в толпе
Какая общность или сила?
И как насмешка на столбе
Плакат: «ЕДИНАЯ  РОССИЯ».

ДАЙТЕ СЛОВО МИШЕНИ
Джоны, Гансы с Мишелями,
Ты, Иван, и ты, Ли,
Нас назвали мишенями
Олигархи  Земли.

Чтоб снега порыжели,
Снег не стаял с лица…
Дайте слово мишени
До начала конца.

Красной нитью сшивая
Этот мир и тот свет,
Кровь людская, живая
Льётся тысячи лет.

Если вдруг оборвётся
Эта нить – неспроста:
Этот мир обернётся
Светлым Царством Христа.

В ожидании этом
Чтобы жил мой народ,
Может быть, я поэтом
И родился в свой год?

ЖИВАЯ ВЕРА
До какого ж дошли мы предела?
Бог забыт. Идол – деньги и тело,
Целиком погружённое в блуд,
Слеп и глух обезумевший люд.

Где же ныне ты, вера живая?
— На погосте, — услышал я глас.
Что за шутки? Но всё же трамвая
Я дождался. Доехал до края
И меня тихий ужас потряс:
Кости рук из могил воздевая
Наши предки молились за нас!..

* * *
«Идёт охота на волков...»   
В.Высоцкий.
Была охота на волков,
Её воспел поэт-певец,
Но век наставший не таков:
Идёт охота на овец.

А у какой овцы есть льгота?
Овца она и есть овца.
Идёт глобальная охота
На истребленье. До конца.

Чтоб не возникли кривотолки,
Не озадачились умы,
Скажу, что волки – это волки,
А овцы – это овцы. Мы.

НА ВОКЗАЛЕ
«Будь хоть что, а жизнь
прекрасна!»
(А вокруг шумел вокзал.)
Эту фразу пьяный, грязный,
Засыпая, бомж сказал.

Я решил съязвить: «Неужто?»,
Он откашлялся в кулак
И ответил: «Потому что
Богом дадена, дурак».

Ничего я не ответил,
Молча в книгу сунул нос.
«В голове его не ветер –
В мыслях я своих заметил, —
А в моей – ещё вопрос».
МАТЕРИ
Среди судьбы крутых излучин,
Блужданий духа и ума,
Я не скажу, что я измучен,
Но так устал я, слышишь, ма?
Конечно, слышу, — отвечает
С вязаньем сидя на скамье.
Она души во мне не чает.
Одна. Одна на всей Земле.

* * *
Была Победа над врагом,
В ней, потеряв родного деда,
Я говорю, смотря кругом:
«Нужна ещё одна Победа».

Чей гнев, я знаю, вызываю
И с той и с этой стороны.
Но не к войне я призываю,
А ко спасению страны.

* * *
Без  сна очередная ночь,
Тоску никак не превозмочь,
Врагом отобраны все силы…
Очередная ночь России.

НА СВАЛКЕ
А я люблю бродить по свалкам,
По черепкам и по фиалкам.
Узреть в баяне без мехов
Никчёмность всех своих стихов,
Узнать в развалинах буфета
Ненужность и себя, поэта.
Но я себе ничуть не жалок.
Наверно, это свойство свалок:
Влиять на душу философски…
Но выпить хочется чертовски.

ПОРТРЕТ СОВРЕМЕННИКА
Написан был Златым Тельцом
Портрет твой неспроста.
Махнул три раза он хвостом,
И всё мимо холста.

И пустотою на холсте —
Вся суть твоей натуры.
Так что, дружок, не обессудь:
Тут  никакой халтуры.

* * *
Выпал снег. А где же радость?
Нету даже и следа.
Растерял я детства святость
За прошедшие года.

И с души, я это чую,
Столько надо соскрести,
Чтобы радость ту святую
В полной мере обрести,
Что желанье моё это
Вызывает горький смех,
Смех до слёз… Где сигарета?
Ну зачем ты выпал, снег?

СТАРУШКА
Старушка многого не знает,
Но верит в главное она,
И потому сказать дерзает:
«Уйди, изыди, Сатана!»

И он послушно исчезает
Со свитой сумрачных теней.
Старушка многого не знает,
Но как завидую я ей.

СТАРАЯ ФОТОГРАФИЯ
Это — старая улица Мира.
Золотые, родные года!
Я, как странник на пачке
«Памира»,
Там остался душой навсегда.

Пусть там хаты стоят
не по нити,
И плетни пацанятам по грудь,
Вы на окна, на окна
взгляните! —
Без решёток они. Вот в чём суть.

* * *
Вижу небо, поле в перелесках,
И у сельсовета бюст вождя.
Вижу речку всю в игривых
всплесках
Тёплого июльского дождя.

Слышу грома дальнего
раскаты —
Всё это вмещается во мне.
Русская душа, как широка ты!
Есть где разгуляться Cатане...

РУССКОЕ ПОЛЕ
Я под небом твоим тусклым
Понял это не вчера:
Чтоб тебе остаться русским,
Куликовым стать пора.

А иначе тебя сгорбит,
Стиснет страшная беда,
Станешь ты курганом скорби
Аж до Страшного суда.

Будет летними ночами
Золотая сниться рожь.
Деревянными крестами
До вершины зарастёшь...

ИСХОД
От мира — прогнившего склепа,
От злобы, насилья и лжи
Россия уходит на небо,
Попробуй её удержи.

* * *
И длится век наш
развращённый,
И мне отчётливо видна
Картина грустная одна:
«Кипит наш разум
возмущённый»
И скоро выкипит до дна.

ЗИМНЯЯ ЗАРЯ
От мороза воздух гулкий,
Подувает ветерок.
Как на палехской шкатулке,
Замер зимний хуторок.

Розовит сугробов гребни
Свет зари. Хрустален звук.
А дымы из труб, как стебли,
Ветром скошены на юг.

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ
Пусть не всегда была ты
стойкой
И горькую пила украдкой,
Но всё-таки была прослойкой,
А нынче стала ты прокладкой.

У МОНУМЕНТА ЖЕРТВАМ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
Над легендарною тачанкою
Плывут неспешно облака
И ветер песнь поёт печальную
В гранитных гривах. На века
Застыли кони оголтелые,
На постаменте солнца блик,
Кладу к нему букет гвоздик.
Гвоздики красные и белые…

КОМБАЙНЁР
В пыльной куртке из холстины,
В сапогах и пыльной кепке
Мягко прыгнул из кабины
Человек — большой и крепкий.

И тряпицею в мазуте
Человек свои ручищи
Тёр, не зная, что, по сути,
Нету рук на свете чище.

ЛИЧНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
Жизнь не праздник и не тризна,
Всё иллюзия в ней. Всё мечта.
Даже смерть для живущего —
призрак.
А реальна — одна нищета.

* * *
Вот сменила эпоху эпоха,
Что же в этом печальней всего?
Раньше тайно мы верили в Бога,
Нынче тайно не верим в Него.

Николай ЗИНОВЬЕВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: