slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Город за синим забором

Прогулки с бульдозером. Маршрут третий Уходим под землю

Начнём маршрут с уже известной читателям «Слова» точки на пересечении Крюкова канала и улицы Декабристов. Здесь, в исторической части города, назваемой Коломной, вот уже четвёртый год на площади в 12,5 гектара осуществляется строительство нового здания Мариинского театра оперы и балета. Строительства, собственно, никакого нет, ведётся только подготовка к нему.

. Когда вырыли огромный котлован, на уровне ниже четырёх метров натолкнулись на разжиженные глины. Работы притормозили и начали чуть ли не по кубическому сантиметру исследовать грунты. Их решили укреплять по новейшей технологии — джет граутинг, когда на глубину 12—14 метров закачивается бетон для предотвращения прогибов и подвижек шпунтового ограждения котлована. Только после этого будет производиться дальнейшая выемка грунта.

 

Нулевой цикл уже обошёлся в 1,8 миллиарда рублей. Срок сдачи всего сооружения — декабрь 2009 года, но, по словам главы Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаила Швыдкого, окончание строительства может затянуться ещё на полгода.

Нe стыдясь возможных упрёков в том, что автор является полным профаном в области геологоразведки, не могу не задаться вопросом: разве нельзя было провести предварительное исследование грунтов прежде, чем затевать амбициозное строительство, под которое снесли целый городской квартал? Напомню, что эта участь постигла 243-ю школу на улице Союза Печатников, потом довоенной постройки Дворец культуры имени Первой пятилетки на улице Декабристов, а затем самые старые сооружения в этом месте Коломны — часть построек Литовского рынка, возводившегося в 1739 году предположительно по проекту Джакомо Кваренги.

С начала реконструкции Мариинского театра возникла идея устроить под Крюковым каналом автопарковку — нечто подобное уже существует в парижском пригороде Сен-Дени. «Но в Петербурге такое невозможно, — считает заведующий кафедрой геотехники Петербургского государственного архитектурно-строительного университета Рашид Мангушев, — из-за очень сложных грунтовых условий».

Геологи говорят, что Петербург стоит как бы в огромной чаше, наполненной рыхлыми породами вперемешку с водой. Вот в этой гигантской «миске с холодцом» и намечается масштабное освоение подземных пространств. Власти уже выдали разрешения на проектирование подземных автостоянок по 35 адресам. В перспективе намечается соорудить около сотни парковок, в том числе в историческом центре Петербурга под такими известными площадями, как Манежная, Льва Толстого, Труда, Никольская и, как узнали читатели на предыдущем маршруте, под мемориальным некрополем Марсова поля. Планируется сооружение целого торгово-развлекательного комплекса с автостоянками под площадью Восстания у Московского вокзала.

Пока по перечисленным адресам не взревели бульдозеры, отправимся к дому 61/1 на Лесном проспекте. Когда-то здесь обитали художник Натан Альтман, радиотехник Михаил Бонч-Бруевич, писатель Александр Куприн, радиохимик Виталий Хлопин. О знаменитых квартиросъемщиках напоминают мемориальные доски. Среди ниx есть такая табличка: «Граждане! При обстреле эта сторона улицы наиболее опасна». В это трудно поверить, но сегодня предупреждение военных лет особенно актуально: эксперты говорят, что здание в любой момент может уйти под землю без вмешательства вражеской артиллерии.

Владимир Улицкий, который возглавляет комиссию по фундаментам и подземным сооружениям при городском правительстве, объясняет, что напасти начались лет пятнадцать назад, когда вблизи здания вырыли обычный подземный переход. Из-за нарушения технологии строительства дом стал постепенно проседать вниз. Дело усугубилось тем, что позднее строители варварски выломали кабинет Хлопина, небольшой пристройкой примыкавший к зданию. По нему пошли трещины, некоторые со временем разрослись до пяти сантиметров. Десять лет назад дом капитально отремонтировали. Сейчас уже начинают разваливаться балконы. Вряд ли, считают специалисты, помогут какие-нибудь ремонтные работы: деформированный грунт, на котором стоит здание, будет и впредь вызывать разрушения. Жильцов нужно срочно расселять. В худшем случае из-за неравномерной осадки зданию грозит локальное обрушение.

Такое впечатление, что, сопротивляясь наступлению бульдозера, город подземный всячески пакостит наземному. С 2005 года на месте вырубленного сквера и снесённой детской площадки строится жилой дом, напоминающий по конфигурации пропеллер с тремя шестнадцатиэтажными лопастями. Одна из них выросла только на пять этажей, когда в мае прошлого года работы приостановились. Недостроенное сооружение накренилось в сторону телефонной подстанции, по стенам пошли трещины, начал проседать фундамент. Причина — под местом застройки протекают несколько подземных рек, обнаруженных геодезистами ещё в советское время. Но и тогда с капризными питерскими грунтами особо не церемонились. Кирпичная двенадцатиэтажка — дом 14, корпус 4 по улице Софьи Ковалевской, что стоит в опасной близости от новомодного «пропеллера», строилась в конце 60-х годов с такими нарушениями технологии, что в 1992 году её пришлось признать аварийной. Дом укрепили инъекциями бетонного раствора, аварийность сняли, жильцам разрешили приватизировать квартиры. Так бы, может, и жили, если бы на гиблом месте не начали уплотнительную застройку: старый дом стал трескаться.

В 31-м квартале Малой Охты на слабых грунтах концерн «ЛЭК Истейт» построил два года назад жилую многоэтажку. Сегодня вдоль стен по всему периметру здания на глазах оседает почва. Провалы её обнаруживаются и возле расположенных рядом домов. Интересно, что ничего подобного вокруг стоящих неподалеку «хрущёвок» прежде не наблюда­лось: они ставились не на свайные, а на ленточные фундаменты. Плюс ещё малая этажность, так что земля под ними ходуном не ходила.

Профессор Магнушев говорит, что забивание свай и шпунтов в питерские грунты очень часто чревато нехорошими последствиями, и приводит в пример четырёхметровый котлован на углу Невского проспекта и улицы Восстания. Проводившиеся здесь работы привели к тому, что стоявшее рядом здание стало аварийным и его пришлось разобратъ. В целом же около шестидесяти процентов сооружений в истоpической части Петербурга находится в состоянии неустойчивого равновесия. Ситуация обостряется тем, что тендеры выигрывают, как правило, самые дешевые проекты. В итоге — неточности в расчётах, экономия на материалах, нежелание инвесторов проводить дополнительные обследования и принимать меры по укреплению соседниx домов. За последние пять лет случилось десять аварий, когда ближайшие к новостройке дома складывались как карточные домики.

Несколько лет в самом центре Невского проспекта шло строительство пятизвёздного отеля. Сперва под «Невским паласом» хотели соорудить четырёхэтажный паркинг. После консультаций со специалистами от этой затеи отказались. Но всё равно пять соседних зданий пострадали, сегодня на этом участке вынуждены осуществлять постоянный геотехнический мониторинг. Рытьё четырёхметрового котлована под строительство отеля между улицей Плеханова и каналом Грибоедова привело к тому, что соседние дома осели, деформации продолжаются до сих пор. При сооружении новой сцены Мариинки наступили на те же грабли и, по мнению специалистов, будут наступать ещё не раз.

В Западной Европе разработан международный регламент освоения городского подземного пространства. Примером может служить план подземного строительства в Хельсинки, учитывающий интересы государства, муниципалитета и бизнеса. В Петербурге пока ничего подобного не просматривается. «Город не готов к масштабному освоению подземного пространства, — говорит начальник геоэкологической партии «Севзапгеология» Борис Дверницкий. — Нет комплексной программы такого освоения и защиты существующих объектов от разрушения. Нет и таких технологий вторжения под землю, при которых новое строительство в наших условиях было бы дешевым и безопасным».

— В России, и Питер не исключение, не действует общепринятый принцип, когда в одной связке должны тесно взаимодействовать «три кита» — архитектор, конструктор и геотехник,— добавляет уже знакомый читателю Владимир Улицкий. — У нас архитектор — действительно кит, конструктор — средняя рыбка, а геотехник так, «мелкая килька».

Учёный ссылается на пример реконструкции Новой Голландии, проект которой разработан архитектором Норманом Фостером по заказу компании, контролируемой Шалвой Чигиринским. На острове, искусственно подсыпанном в первой четверти XVIII века, планируется соорудить подземный двухэтажный паркинг. А ведь здания там стоят на деревянных сваях. Можно только вообразить, какой объём работ будет выполнен рядом с постройками почти трёхсотлетней давности, как это скажется на уровне грунтовых вод и состоянии старых оснований. Грунты здесь такие же, как и те, что притормозили строительство второй сцены Мариинки, от которой до Новой Голландии полчаса ходьбы. Тем не менее в проекте архитектурная часть практически отделена от инженерной.

Бюро Нормана Фостера приняло участие в конкурсе проектов по реконструкции Апраксина двора — территории в тринадцать гектаров между Садовой улицей и Фонтанкой, которая, начиная со второй половины XVIII века, застраивалась торговыми рядами и складскими помещениями, многие из которых не представляют сегодня особой исторической ценности. По версии группы мистера Фостера вся реконструированная «Апрашка», как называют это место горожане, должна была уйти под землю с максимальным углублением до шестнадцати метров. Однако победил в конкурсе проект британского архитектора Криса Уилкинсона, представленный компанией «Главстрой СПб», подконтрольной московскому холдингу Олега Дерипаски. Эта концепция не предусматривает сооружения подземного города за исключением автостоянки на 2,5 тысячи машин. С ней, правда, также могут возникнуть проблемы. По заключению инженерно-геологической экспертизы, грунты в этом месте слабые, что характерно для всей исторической части города. Слои неплотные, неустойчивые, насыщенные водой уже в двух-трёх метрах от поверхности. Надежные породы залегают только на глубине более 25—35 метров. В толще их еще на большей глубине проложены тоннели метро, которые удалены от поверхности земли гораздо дальше, чем, например, московские: всё по той же причине коварства и непредсказуемости грунтов.

Но прежде чем спуститься в метро, побываем на Двинской улице, где в июле 2005 гола произошло внезапное обрушение части дома 8,повлекшее человеческие жертвы. Оставшийся корпус до сих пор находится в аварийном состоянии. Как показали исследования, причиной трагедии стали подвижки плывуна в результате использования подвала под спортзал. Плывун, по объяснениям геологов, это такой подзем­ный объект, заполненный под высоким давлением мелкодисперсным материалом, похожим на жидкий ил. В 70-е годы прошлого столетия такой плывун заморозили при прокладке Кировско-Выборгской ветки метро. Через четверть века субстанция разморозилась, грозя катастрофой перегону между двумя станциями. В 1995 году его пришлось затопить и замуровать бетонными пробками. На восстановление движения по обводным тоннелям потребовалось почти десять лет. Интересно, а сама подземка влияет ли каким-либо образом на то, что происходит на поверхности?

С некоторых пор город с тревогой поглядывает на здание Адмиралтейства, по которому пошли трещины. С чего бы вдруг? У чиновников, ведающих охраной памятников, есть такое объяснение: состарилась Адмиралтейская игла, столько лет простояла, вот и одряхлела. Пеняют даже зодчему Захарову: не на том месте, дескать, Андриан Дмитриевич стройку затеял, не учёл, что прибрежные невские воды подточат опоры фундамента. Полноте, господа. Первые зодчие и градостроители в отличие от некоторых нынешних продвинутых девелоперов всё верно рассчитывали и строго регламентировали. Возможности нового строительства к середине прошлого века с учётом зыбкости почв болотистой приневской низменности были в основном исчерпаны. Поэтому в советские времена центр Ленинграда не трогали, застраивая преимущественно окраины. Многие сегодняшние неприятности — от бесцеремонного нашествия бульдозеров в исторические, можно сказать, антикварные, районы. Что касается Адмиралтейства, то некоторые специалисты объясняют его нынешнее состояние воздействием подземки, говоря о непродуманном выборе маршрутов недавно проложенных линий метрополитена. На этом сделаем остановку, а к Адмиралтейству ещё вернемся на следующей прогулке с бульдозером.

Юрий КУКАНОВ

Санкт-Петербург.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: