slovolink@yandex.ru

Где-то рядом скачет время

Лещенко Елена Ивановна (г. Москва) — автор песен. «Стихи пишу с детства, иногда редко, иногда запоем, — рассказывает о себе поэтесса. — Гитару взяла в руки лет десять назад. С 2007 г. стала принимать участие в различных конкурсах и фестивалях авторской песни. К моему удивлению, являюсь лауреатом и дипломантом некоторых из них. Чем горжусь… Принимала участие (пела свои песни) в радиопередаче «В нашу гавань заходили корабли», принимала участие в московской телепередаче «Доверие», посвящённой моему творчеству. Автор двух поэтических сборников: «Стихи как летопись души», 2005 г., «Смешенье ощущений и времён», 2008 г. Моя пьеса в стихах «Шпингалет» вошла в «лонг-лист» в международном конкурсе драматургов «Действующие лица». В 2011 году выпустила песенный диск «Откровение».

Мама в больнице

Вновь день по-вчерашнему
солнцем лучится,
И птицы щебечут,
а мама в больнице.
Я зубы почищу, накрашу ресницы,
Соседке киваю. А мама в больнице.
Пора собирать помидоры в теплице,
Цветут георгины, а мама в больнице.
Прохожие мимо — весёлые лица,
И мне б улыбнуться,
но мама в больнице.
Как будто бы сон нехороший
мне снится
Всё так же, как прежде,
а мама в больнице.
Я делаю что-то, листаю страницы,
Но всё через призму «мама
в больнице».
И мне не поётся, и мне не сидится,
Я словно подбитая пулькой синица,
Мечусь среди буден, как в клетке
тигрица,
То жму кулаки, то пытаюсь
молиться...
И так изнуряет звонка ожиданье:
Что скажут врачи о её состояньи?
А каждый звонок — это с пулей
рулетка..
Спасательный круг — валидола
таблетка...
Вот день пролетел на своей
колеснице.
Я ужин готовлю, а мама в больнице.
А где-то воюют. Что в мире
творится!
Детей убивают, пылают станицы…
Я выключу телик. Спать надо
ложиться.
Ещё почитаю. А мама в больнице.
Луна ярко светит, ей тоже
не спится.
Усталое сердце тревожно стучится:
«А вдруг все медсёстры уснули
в больнице,
А в этот момент что-то может
случиться...»
Ведь жизнь в моей маме едва лишь
искрится,
Её задержали у самой границы.
Мне врач говорил: «Ваша мама
шутница,
Под скальпель с весёлой частушкой
ложится...»
У нас остановка, а жизнь дальше
мчится,
Уже успевает в ней кто-то
родиться.
Милана с Ванюшей решили
жениться,
Я их поздравляю. А мама в больнице.
И вот дни рожденья бегут вереницей,
Мы б чокнулись с мамой,
но мама в больнице.
А мама болеет, такая вот штука,
А ей бы хотелось воспитывать
внука,
Кормить в парке белку орехом
с ладошки,
Под дождик попасть и промокнуть
немножко.
И к дочке любимой – почти что
певице —
Пришла на концерт бы, но надо
лечиться.
А мне в том была бы такая отрада!
Стою у окошка и жду звездопада.
И мысленно в космос летит
телеграмма:
«Ты мне так нужна!
Выздоравливай, мама!»
Странный человек
Сгребает дворник хлипкий снег,
Зажёгся свет в соседнем доме,
Какой-то странный человек
Всё курит на своём балконе.
Не зная, что обречены,
Последние летят снежинки,
Теплом весны огорчены,
С сосулек капают слезинки.
А я смотрю в своё окно:
Апрельский ветер мокро дует,
А человек тот, всё равно,
Стоит и курит, курит, курит…
Налью себе горячий чай,
Блаженно кошка глаз свой щурит,
Я взгляд бросаю невзначай
На тот балкон: всё так же. Курит.
Быть может, он кого-то ждёт?
А может быть, расстался
с кем-то?
Зачем же так меня гнетёт
Куренье длительное это?
О чашку ложечкой звеня,
Подумаю: «Ему б побриться,
Ещё корону и коня,
Он стал бы так похож на принца!»
А сигареты огонёк,
Как знаки Морзе: «SOS! Спасите!»
Но пешеходам невдомёк,
И я одна беды той зритель.
А может, мне его позвать?
И напоить горячим чаем?
Зачем же принцам пропадать?
Поди, не каждый день встречаем?
Наверно, бедненький, продрог.
Уж и рубашка к телу липнет.
А вдруг сейчас он, не дай Бог,
Возьмёт, да и с балкона спрыгнет?!
Покончит с жизнью от тоски!
А я тут с чаем!... Формалистка!..
Спасать! Скорей!... Где сапоги?!..
Да ладно, можно в тапках! Близко...
Но тут зажёгся яркий свет
В окошке принцевского дома,
И показался силуэт
Внутри балконного проёма.
И женщина, укутав в плед,
Его, обняв, поцеловала,
И Он обнял Её в ответ…
… Вот я себе насочиняла!..
Размышление поэта
о важной дате
Средь ежедневной круговерти,
Как все собратья по перу,
Я выбираю дату смерти,
Ну, то есть день, когда умру.
Такое важное событье
Нельзя пустить на самотёк.
Здесь надо знать момент
отбытья:
В такой-то час, в такой-то срок.
Допустим, это будет осень
Закружит тихий листопад,
Унылый день и дождь несносен,
Уместен здесь судьбы закат.
Хоть осень — время вдохновенья,
И лира муз ласкает слух,
Всё ж, накануне дня рожденья
Логично испустить свой дух.
Но вот друзья... Что будет с ними?
Придут с букетами цветов,
А тут совсем не именины,
А день печали и венков.
Такой кульбит друзей угробит,
И как мне жить с такой виной?
Нет. Осень точно не подходит,
Умру-ка лучше я весной.
Возможно, в мае иль в апреле,
Меня Господь готов призвать,
Среди цветов, под птичьи трели
Уйду! Какая благодать!
Но если думать скрупулёзно:
Шум, гам, всё дышит новизной!..
Нет, как-то слишком несерьёзно
Поэту умирать весной.
Вот среди снежной заварушки
Уйти достойно в мир иной.
Ведь даже сам великий Пушкин
Почить изволили зимой.
Есенин с Фетом в списке тут же.
Почётно в этот список встать.
И всё-таки, копнув поглубже, —
Могилку как зимой копать?
И обстановка беспокоит:
Деревья, словно мертвецы,
Печален день и вьюга воет,
Тут я ещё отдам концы.
По матушке меня помянут,
Как пить, копатели могил,
Цветы за пять минут увянут,
Застынет в лёд валокордин.
Все провожающие грезят,
Как поскорей свинтить домой,
Нет, похороны, в этом срезе,
Нельзя устраивать зимой.
Совсем иное дело — лето,
Куда уж лучшего желать?!
Тепло, светло, земля прогрета,
Могильщикам легко копать.
Одно смущает: в это время,
Как правило, все в отпусках,
Тот в Риме, тот на даче в Вене.
Чтоб в землю опустить мой прах.
Ну, кто придёт уважить даму?
От силы десять человек.
А если провожатых мало,
Что это будет за банкет?!
Ну и потом, куда стремиться,
Когда и так уже в Раю!
От счастья очумели птицы,
Как оглашенные поют!
Луга цветут сплошным букетом!
Бушует жизнь! Не до скорбей.
Нет, расставаться с жизнью летом
Я не согласна, хоть убей!
И я подумаю, поохав:
Наверно, я недопоэт,
Раз для моих последних вздохов
Сезонов подходящих нет.
Я опаздываю жить
Звон будильника горнистом!..
Где там мой гранатомёт?!
А из кухни бодрым свистом
Чайник завтракать зовёт!
Дождик скачет по балкону.
В окнах лампочки зажглись.
«Лена, опоздаешь в школу!
Поднимайся! Не ленись!»
Музыкалка, тренировки,
Просто некогда вздохнуть,
День рождения у Вовки!
Я опаздываю! Жуть!
Выпускной, любовь, ромашки,
Свадьба, токсикоз, весна,
Институт, пелёнки, кашки,
Курсовая, ночь без сна.
Над бумажками зеваю,
Рубль не сходится! Не то!
Я опять не успеваю,
Закрывается метро!
Дочки, муж, диплом, работа,
Накормить, одеть, обуть,
Отключил будильник кто-то!
Я опаздываю! Жуть!
Где-то рядом скачет время
Мимо «шить», «варить», «стирать».
Сорок стукнуло по темю,
А за ним и сорок пять.
Я не плачу, я ж сангвиник:
Засветили — так свети!
Вот уже и мой полтинник
Замаячил впереди.
Вечно дремлют в пионере:
Будь готов! Всегда готов
И стоит на подогреве
Борщ украинский и плов.
Тем, кто рос из октябрёнка,
Не присущ инфантилизм.
Я советская девчонка,
Хоть вокруг капитализм.
У меня внутри «динамо»,
Вечный двигатель точь-в-точь.
«Посиди с малышкой, мама!»
«Помоги на даче, дочь!»
Я, как белка в скипидаре,
Колесо своё кручу,
Словно девочка на шаре,
Быстро ножками сучу.
Я приеду к выходному,
Пару дней передохнуть.
Ой, жабыла! Мне ж к жубному!
Я опаждываю! Жуть!
Понедельник, осень, лето,
Вторник, Пасха, Новый год!
Затерялся отпуск где-то
И устроил мне бойкот.
Прокатиться б по Алтаю!
В танце лихо закружить!
Никуда не успеваю.
Я опаздываю… жить.
Господи, Слово дай!
Здесь на русском теперь нельзя.
Только шёпотом, тихо-тихо.
Разменяли на зверя ферзя.
Кто тебя разбудил, одноглазое
Лихо?!
Вот и цирк на Майдан-авеню.
Веселуха пошла до колик!
Подложить-то хотели свинью,
Заглянули, а в шляпе очкастый
кролик.
Эй, да это ж пацан Яценюк,
Что шагает по трупам к народу
С циничным лозунгом: «Я ценю
Демократию, вашу мать и свободу!»
Отче, смилуйся, научи:
Это великое О, СЛОВО (!)
Где оно, Господи?! Как звучит —
Мирозданья и «мирного зданья»
основа?
Отче, смилуйся, научи,
Как закончить всё это миром?!
Молчишь? Вот и Муза уже молчит,
Безутешно рыдает
над прострелянной лирой.
Кровь за кровь и на брата брат,
Кто с мольбою, кто с автоматом.
Плюнь на лиру, бей, Муза моя,
в набат!
Барабань! Всё равно чем — стихами
иль матом!
Смерть несёт кровавую дань —
Сгоревшего мира останки.
Господи, снизойди, Слово дай,
Чтоб преклонили дула идущие
танки!
Нет, не бывает чужой беды,
Попугаем твержу я снова,
Как росток в пустыне просит воды,
Так я прошу тебя, Господи,
дай же СЛОВО!
Мне шепни иль кому-то ещё,
Просто на ухо, тихо-тихо.
И пойдёт обратный отсчёт,
И, свернувшись, уснёт одноглазое
Лихо.
*  *  *
Ты умеешь летать?
Нет?
Напрасно.
Хочешь, я тебя научу?
Главное, не бояться,
Ясно?
Это каждому по плечу.
Начинать надо ближе к лету,
Чтоб не холодно босиком.
Разбегись!
Оттолкни планету
                        И лети-и-и!..
       ...Видишь, как легко?

Алёна ЛЕЩЕНКО

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: