slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

ФИАЛКИ ДЛЯ ИЛЬИЧА Загадки покушения на Ленина

В эти дни 89 лет назад Фанни Каплан согласно официальной исторической версии  совершила покушение на В. И. Ленина на московском заводе Михельсона, где Ильич выступал перед рабочими. Однако наш постоянный автор, писатель Николай Коняев, опираясь на многочисленные документы, не просто подвергает сомнению эту версию, но по существу не оставляет от неё камня на камне… Его новая книга «Трагедия ленинской гвардии, или Правда о вождях Октября» вышла в московском издательстве «Алгоритм».

Ленину 30 августа достались две пули, и только необыкновенная хазарская живучесть спасла ему жизнь.Одна пуля, войдя над левой лопаткой, проникла в грудную полость и, вызвав кровоизлияние в плевру, повредила верхнюю долю лёгкого. Эта пуля застряла в правой стороне шеи выше правой ключицы.Другая пуля проникла в левое плечо, раздробила кость и застряла под кожей левой плечевой области.Третья пуля угодила в кастеляншу Павловской больницы Попову и, «пройдя левую грудь, раздробила левую кость».Ленина сразу повезли в Кремль. А Попову перевязали и в грузовике Красного Креста отправили в тюрьму на Лубянке, туда же были посажены, как заложники, муж Поповой и ее сыновья.Почему арестовали раненную вместе с Лениным кастеляншу — не ясно.Вероятно, опасались, не разглядела ли она человека, который и стрелял в неё и Ленина.... Самому Ильичу показалось, что в него стрелял мужчина.— Поймали его или нет? — спросил он первым делом, когда очнулся.Ильича успокоили, объяснив, что террористка арестована.— Кто такая? — спросил В.И. Ленин.— Эсерка... Фейга Хаимовна Каплан.Так и прозвучало это имя, которое по-еврейски обозначает фиалка.Разумеется, и Фанни Каплан с оружием в руках тоже никто не видел.Очевидец происшедшего военный комиссар 5-й Московской пехотной дивизии С.Н. Батулин находился «в десяти или пятнадцати шагах от т. Ленина, шедшего впереди толпы». Когда прозвучали выстрелы и Ленин упал, Батулин принялся кричать: «Лови, держи!» — и только в этот момент и увидел женщину, которая «вела себя странно».«На мой вопрос она ответила: «Это сделала не я». Когда я её задержал, из окружающей толпы стали раздаваться крики, что стреляла именно она. Я спросил ещё раз, стреляла ли она в Ленина. И она призналась».Что странного было в поведении Каплан, из показаний Батулина не ясно, но обстоятельства задержания действительно выглядят очень странно. По свидетельству Батулина, получается, что он начал беседовать с Фанни еще на заводском дворе, но само задержание произошло уже на Серпуховской площади, когда Фанни остановилась и начала рыться в портфеле, роняя из него бумаги...Тогда, в горячке расследования, как-то и внимания никто не обратил, что эта полуслепая еврейка не то что попасть в Ленина из револьвера не могла, но едва ли сумела бы и разглядеть его в кромешной тьме августовского вечера...Задолго до покушения начинаются разговоры о его возможности. Известно, что в 14 часов 17 минут В.И. Ленину позвонил секретарь МК РКП(б) В.М. Загорский. Он предупредил о грозящей опасности и просил воздержаться от поездок на митинги.В.И. Ленин переезжал в этот вечер с митинга на митинг. Стреляли в него на заводе Михельсона в Замоскворецком районе, а до этого В.И. Ленин выступал вместе с A.M. Коллонтай и Емельяном Ярославским на другом конце города, в Басманном районе, в здании Хлебной биржи.Обстоятельство это существенное и совсем не случайное.Ораторское воодушевление, возбуждение, которое возникает при общении с большими массами слушателей, притупляли бдительность...— У нас один выход: победа или смерть! — возбужденно выкрикивал В.И. Ленин.Он не уточнял, у кого это у нас...Не до того было.Не до того было охваченному возбуждением В.И. Ленину, и как-то и не обратил он внимания, что с хлебной биржи они уехали без охраны. Более того, охраны не оказалось и на заводе Михельсона.«Как-то получилось, что никто нас не встречал», — свидетельствовал С.К. Гиль, водитель машины Ленина.Ответив на вопросы, Ленин направился к выходу. Едва он вышел, как в дверях возникла давка. Во дворе гранатного цеха было темно. Ленин направился к автомобилю, и тут прозвучали выстрелы.Часы показывали тогда...Увы...Времени покушения мы тоже не знаем......Водитель В.И. Ленина С.К. Гиль на допросе 30 августа 1918 года, сразу же после покушения, сказал, что они приехали на завод Михельсона около 22 часов. Выступление Ленина длилось около получаса, и получается, что выстрелы раздались примерно в промежутке 22 часа 30 минут — 23 часа 00 минут. В принципе, показания Гиля подтверждаются и тем, что первый допрос Фанни Каплан в ближайшем Замоскворецком военном комиссариате состоялся в 23 часа 30 минут.Когда же тогда стреляли в Ленина и почему, если стреляли около десяти вечера, Яков Михайлович Свердлов знал об этом заранее, отправив в Петроград телеграмму о покушении в 22 часа 45 минут?...Самые первые допросы Фанни Каплан вели председатель Московского трибунала A.M. Дьяконов, член коллегии ВЧК, будущий начальник охраны Ленина А.Я. Беленький. Присутствовал при допросе и Я.М. Свердлов.Расчёт тут такой — задержали Каплан сразу после покушения, доставка её в Замоскворецкий военный комиссариат не могла занять более получаса. Если допрашивали её сразу, то время покушения и попадёт в промежуток 22.30—23.00. Говорить же о задержке допроса нелепо. Странно было бы, если бы Фанни держали несколько часов без допроса, выжидая время...Как вспоминал чекист А.И. Фридман, Яков Михайлович Свердлов буквально обрушил на бедную Фанни Каплан целый шквал вопросов.— Кто вы?! Фамилию назовите! Кто поручил вам совершить это неслыханное злодеяние?! Вы эсерка?! Вы агент мирового капитализма?!Странно, но Яков Михайлович спрашивал у Фанни Каплан то, о чём он знал уже в 22.40, когда, может быть, никто ещё и не стрелял в В.И. Ленина...Это ведь Я.М. Свердлов написал тогда: «Несколько часов тому назад совершено злодейское покушение на тов. Ленина... Мы не сомневаемся в том, что и здесь будут найдены следы правых эсеров, следы наймитов англичан и французов».Должно быть, не желая расстраивать Якова Михайловича, Фанни и признала себя виновной: «Я сегодня стреляла в Ленина. Я стреляла по собственному убеждению»....Хотя Яков Петерс и утверждал, что им было дано распоряжение «привезти женщину в ВЧК», но есть немало заслуживающих доверия свидетельств, утверждающих, что Фанни Каплан сразу же поместили на территории Кремля в Кавалерском корпусе, где была устроена тюрьма для особо опасных преступников....Допрашивали Фаню Каплан нарком юстиции Д.И. Курский, член коллегии Наркомата юстиции М.Ю. Козловский, секретарь ВЦИК В.А. Аванесов, заместитель Председателя ВЧК Я.Х. Петерс, заведующий отделом ВЧК по борьбе с контрреволюцией Н.А. Скрыпник....Допросы шли один за другим, и на пятом допросе, который состоялся в 2 часа 25 минут утра 31 августа (за три часа — пять допросов!), Яков Петерс таки сломал несчастную фиалку и заставил подписать признание, что на каторге из анархистки она сделалась эсеркой.«По течению эсеровской партии, — заявила Фанни Каплан, — я больше примыкаю к Чернову... Самарское правительство принимаю всецело и стою за союз с союзниками против Германии. Стреляла в Ленина я».Судя по всему, Фанни Каплан так вымоталась на допросах, что готова была рассказать, что угодно, лишь бы её оставили в покое, просто она не знала, что ещё рассказать товарищу Петерсу....Летом 1918 года Каплан приехала в Москву. На процессе 1921 года утверждалось, что Фанни Каплан приехала в Москву, «одержимая мыслью — убить Ленина», и её включили в группу чекиста-провокатора Г.И. Семёнова, куда входили Л.В. Коноплёва, К.А. Усов, Ф.Ф. Федоров-Козлов...Известно свидетельство Н.П. Бухарина, «защищавшего» тогда правых эсеров, что и Л.В. Коноплёва, и К.А. Усов, и Ф.Ф. Федоров-Козлов были секретными сотрудниками ВЧК.Поскольку «любимец партии» и рекомендовал Лидию Васильевну Коноплёву в ВКП(б), у нас нет оснований сомневаться в его свидетельстве. А это значит, что на процессе сексоты-провокаторы говорили то, что было нужно чекистам, и доверять их показаниям, разумеется, нельзя...И вспоминаем мы сейчас об этих показаниях только для того, чтобы показать, что и в 1921 году чекисты не оставляли своих попыток «повесить» на расстрелянную Фаню Каплан покушение на В.И. Ленина....На основании имеющихся документов и свидетельств сейчас можно совершенно определённо утверждать, что…московские чекисты, и прежде всего Яков Христофорович Петерс, должны были не столько расследовать покушение на В.И. Ленина, сколько отделить это покушение от спецоперации, которая проводилась под его непосредственным руководством...Сценарий спецоперации был задуман ещё Яковом Блюмкиным и первоначально, по-видимому, не выходил за рамки жанра современного «лохотрона». Девятнадцатилетний заведующий отделением по борьбе с международным шпионажем Яков Григорьевич Блюмкин и казначей ВЧК Яков Петерс решили тогда основательно «подоить» господ дипломатов.Для этого в июне 1918 года в Петроград были засланы два чекиста-провокатора Ян Буйкис и Ян Спрогис. Под фамилиями Шмидкен и Бредис, выдавая себя за представителей московского контрреволюционного подполья, они встретились с морским атташе английского посольства капитаном Р.Н. Кроми и заинтересовали его рассказами о возможности перекупить латышских стрелков в Кремле.Кроми вывел чекистов на Сиднея Рейли, Рейли — на Локкарта, который обхаживал тогда Троцкого.К июлю 1918 года Роберт Гамильтон Брюс Локкарт уже выдал первую сумму на организацию мятежа латышских стрелков. Всего же вместе с французским генеральным консулом в Москве Фернаном Гренаром он передал около 10 миллионов рублей.Деньги шли якобы контрреволюционному «Национальному центру», но ни Савинкову, ни генералу Алексееву, ни латышским стрелкам не достались — осели в карманах чекистов....В ходе операции чекистские провокации настолько переплелись с стремлением западных спецслужб внедриться в ЧК, что уже невозможно стало со стороны отличить, где тут задействованные в операции чекисты, а где иностранные шпионы.У знаменитого английского агента Сиднея Рейли (тоже, как и Яков Блюмкин, одессита) имелось, к примеру, подлинное удостоверение на имя сотрудника Петроградской ЧК Сиднея Георгиевича Реллинского, а командир 1 -го латышского артдивизиона Э. Берзин часть аванса (700 тысяч рублей золотом), переданного Сиднеем Рейли на организацию восстания латышских стрелков, лично вручил Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому, а часть — Якову Петерсу....В результате в конце августа уже совсем невозможно стало различить, где чекистская провокация, имеющая смыслом разоблачить англо-французско-американскую буржуазию, а где настоящий заговор, организованный и управляемый чекистами.Известно, что 22 августа командир 1-го латышского артдивизиона Э. Берзин и Сидней Рейли деятельно обсуждали детали заговора и спорили, надо ли арестовать Ленина? Или же сразу застрелить? Сошлись на том, что лучше сразу застрелить, ибо существует опасность, что за время конвоирования в Архангельск Ленин сумеет склонить на свою сторону конвойных и те его освободят......Если мы вспомним, что Феликс Эдмундович и после убийства посла Мирбаха предпочёл просидеть наиболее острый момент так называемого восстания эсеров под так называемым арестом, то и тут усматриваются элементы традиции и стиля......Думается, что бессмысленно обсуждать сейчас, чем же — чекистской игрой или настоящим антиленинским заговором? — была та спецоперация в Кремле, которую начинал ещё Яков Григорьевич Блюмкин и которую потом проводили Яков Петерс и Феликс Дзержинский...После того, как Феликс Эдмундович узнал, что убить В.И. Ленина на заводе Михельсона не удалось, он объявил эту операцию заговором и приказал раскрыть его.Отметим — это, кстати, очень важно для уточнения последовательности событий! — что первый раз Локкарт и капитан Хикс были арестованы до 6 часов утра 31 августа, когда Яков Петерс устроил им очную ставку с Фанни Каплан. В 9 часов утра они были отпущены, но Петерс на всякий случай арестовал секретную сотрудницу ВЧК и любовницу Локкарта Муру Бенкендорф...Это в Москве...А в Петрограде — напомним, что в это время сам Феликс Эдмундович уже находился в поезде между Петроградом и Москвой! — отряд чекистов оцепил здание английского посольства на Французской набережной, у Троицкого моста....Резидент английской разведки Эрнест Бойс, который должен был отвезти капитана Кроми на свою квартиру для встречи с Рейли, приехал в посольство, когда Кроми был уже мёртв.Все концы «чекистско-посольского» заговора оказались обрубленными, и теперь о подлинных намерениях Ф.Э. Дзержинского и его покровителя Я.М. Свердлова можно судить только по косвенным свидетельствам......У товарища Петерса в Лондоне жили жена и сын, которым Локкарт неоднократно передавал деньги, и рисковать ими Яков Христофорович не мог даже ради бесконечно любимой им ВЧК. Локкарта он выпустил, но тут же арестовал его любовницу Муру Бенкендорф.И не ошибся.Оказалось, что Локкарт любит Муру и тоже не собирается рисковать ею даже ради бесконечно любимой им английской разведки.Вот такие это благородные люди оказались.Яков Христофорович Петерс и Роберт Гамильтон Брюс Локкарт...В октябре Локкарту вместе с другими сотрудниками миссии Антанты было разрешено вернуться в Англию.28 сентября Петерс сам пришел к Локкарту сообщить о его освобождении.—Вы можете быть счастливы и жить, как вам захочется. Мы можем дать вам работу, — сказал он. — Вы ведь знаете, что капитализм всё равно обречен.—Не валяйте дурака! — ответил Локкарт. — Вы же хотите передать письмо своей жене? Давайте письмо... Если оставить политику в стороне, я против вас ничего не имею. Всю свою жизнь я буду помнить то добро, которое вы сделали для Муры....О благородстве Якова Христофоровича Петерса говорить, разумеется, не просто. Тут нельзя ни на мгновение забывать, что это благородство ближайшего подручного Дзержинского.Чтобы иметь возможность хоть как-то скомпрометировать Локкарта в глазах его начальства, Петерс придумал произвести в немецкие агенты чекистку Муру Бенкендорф. И пока его жена Мэй находилась в Лондоне, Петерс, как он сам признавался, скрывал этот факт даже на суде, приговорившем Локкарта, Рейли, Гренара и де Вертимана в декабре 1918 года к смертной казни. Зато, как только Мэй удалось вывезти, Петерс сразу предал гласности факт сотрудничества любовницы английского разведчика Локкарта с немецкой разведкой. Разумеется, сделал это товарищ Петерс только в знак протеста против «ярой антисоветской кампании», которую развернул тогда Локкарт в Англии.Вот мы и разобрались и с поразительным совпадением заговоров и терактов, и с полуслепой террористкой, и с мудрым Феликсом Эдмундовичем...Только народу тогда понять это было невозможно......Сам В.И. Ленин, похоже, прекрасно знал, кто замыслил убрать его, и никакие фиалки, которые второпях собирали ему удалые ребята из ВЧК, не могли обмануть его.Когда его привезли не в больницу, а в Кремль, раненый Владимир Ильич в лучших традициях хазарского двора дождался, пока приедет верный Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич со своей женой Верой Михайловной Величкиной, имевшей медицинское образование.В её присутствии, превозмогая невероятную боль, Ленин расспросил врачей (здесь были Минц, Вейсброд, Семашко, Баранов, Винокуров, Розанов, Обух), тяжело ли он ранен: «А сердце?.. Далеко от сердца... Сердце не может быть затронуто?»...И только потом, и только Величкиной, разрешил сделать себе укол морфия.Пока он расспрашивал врачей, появились признаки одышки. Поднялась температура. Когда сделали укол, Ленин впал в полузабытье, иногда произнося отдельные слова.«И зачем мучают, убивали бы сразу...» — сказал он тихо и смолк, словно заснул».И снова только поражаться остается той феноменальной способности бороться за свою жизнь, которую демонстрирует в эти дни Владимир Ильич Ленин.Находясь буквально на грани сознания, он стремится контролировать обстановку и не позволить врагам добить его.«Я.М. Свердлов сообщает в 11 час. 45 мин. в Петроград, что состояние здоровья Ленина несколько улучшилось. Больной шутит, заявляет врачам, что они ему надоели, не хочет подчиняться дисциплине, шутя, подвергая врачей перекрестному допросу, вообще «бушует». Сегодня мы все окрылены надеждой».С двумя тяжелыми ранениями Ленин, как утверждает П.Д. Мальков, начал вставать с постели уже через две недели и 16 сентября «впервые после болезни участвовал в заседании ЦК РКП(б) и в тот же вечер председательствовал на заседании Совнаркома. Ильич вернулся к работе!».Разумеется, это нечеловеческое усилие не прошло даром для ленинского организма...Не прошло оно даром и для его спасителей.Вере Михайловне Величкиной пришлось заплатить своей жизнью за то, что она заслонила Ленина. 30 сентября, сразу после отъезда Ленина в Горки, Вера Михайловна умерла в Кремле, якобы от «испанки»....Многие современные историки считают непосредственным заказчиком покушения на В.И. Ленина Якова Михайловича Свердлова.Прямых доказательств этому нет, но косвенных — предостаточно... ... И вот задуманное Лениным убийство царской семьи было превращено Свердловым из-за его неизбывной жадности в акт обыкновенного мародерства.Более того...После организации убийства царской семьи Свердлов начал входить во вкус самостоятельного правления и, как не без раздражения заметил сам Ленин, «сплошь и рядом единолично выносил решения».Я.М. Свердлова, безусловно, беспокоило всё возрастающее по отношению к нему раздражение Владимира Ильича, тем более что причин для этого раздражения у Ленина было достаточно и помимо стратегических разногласий....Зная бесцеремонность и безжалостность В.И. Ленина к любым промахам сотрудников, можно представить, сколько оскорблений пришлось вытерпеть Якову Михайловичу за свое стремление устроить небогатых умом родственников на хорошие места.В сентябре 1918 года Свердлов сосредоточил в своих руках практически всю власть и чувствовал себя вполне комфортно.— Вот, Владимир Дмитриевич, — говаривал он В.Д. Бонч-Бруевичу, — и без Владимира Ильича справляемся...Большинство современных историков считают также, что и столь стремительный расстрел Каплан и, наконец, сожжение трупа, чтобы его никогда уже больше нельзя было опознать, были сделаны по непосредственному указанию Якова Михайловича Свердлова и прямо свидетельствуют о его причастности к покушению на В.И. Ленина.В принципе версия о причастности Якова Михайловича Свердлова к организации покушения имеет право на существование.И скорее всего и сам В.И. Ленин ясно понимал это.Более того, можно предположить, что та неожиданная болезнь, которая так стремительно в 4 часа 55 минут 16 марта 1919 года оборвала жизнь Якова Михайловича Свердлова, тоже не была случайностью, а прямо вытекала из дерзкой попытки Якова Михайловича лишить жизни Владимира Ильича.«Не прошло и месяца, как той же испанкой заболел Я.М. Свердлов... — вспоминал В.Д. Бонч-Бруевич. — Несмотря на предупреждения врачей о том, что испанка крайне заразна, Владимир Ильич подошел к постели умирающего... и посмотрел в глаза Якова Михайловича. Яков Михайлович затих, задумался и шёпотом проговорил: — Я умираю... Прощайте».Комментируя этот эпизод из воспоминаний В.Д. Бонч-Бруевича, исследователи отмечают, что, зная Ленина, можно быть уверенным, что «в интересах революции» он никогда не пошёл бы к Свердлову, если бы тот действительно был болен заразной болезнью.Уже не раз отмечалось, что на кадрах кинохроники похорон Свердлова отчётливо видна в гробу забинтованная голова Я.М. Свердлова.31 августа 1918 года в 6 часов утра, пытаясь отвести от себя подозрения, Яков Петерс устроил Фанни Каплан очную ставку с Локкартом и его помощником, капитаном Хиксом. Локкарт запомнил, что Фанни была одета во всё чёрное, волосы у неё были тоже чёрные и «под глазами — большие чёрные круги».«Мы догадались, что это была Каплан. По-видимому, большевики надеялись на то, что она узнает нас и не сможет этого скрыть. Сохраняя неестественное спокойствие, она подошла к окну и, подперев подбородок рукой, стояла неподвижно, безмолвно, глядя в окно невидящим взором, словно смирившись со своей судьбой, до тех пор, пока не пришли охранники и не увели ее».Это последний портрет Каплан.Эта очная ставка была последним вызовом Фанни Каплан на допрос.Более, кроме людей, которые расстреливали ее, Каплан никто не видел...Считается, что 3 сентября 1918 года Коллегия ВЧК вынесла постановление о расстреле Ф.Х. Каплан (Ройтман).Член Коллегии ВЧК, секретарь ВЦИК В.А. Аванесов (С.К. Мартиросов) поручил коменданту Кремля Павлу Дмитриевичу Малькову привести этот приговор в исполнение в этот же день.Как утверждал Янкель Хаимович Юровский, который после расстрела царской семьи, кажется, безотлучно находился в квартире Якова Михайловича Свердлова, тот вызвал к себе П.Д. Малькова и лично проинструктировал перед расстрелом.Вызвав нескольких охранников-латышей, а также одного из шоферов Авто-Боевого отряда при ВЦИК, П.Д. Мальков приказал вести арестованную в помещение кремлевского гаража. Водитель завёл машину, и Мальков выстрелил в затылок Каплан....Труп её завернули в брезент, вынесли в Александровский сад и, облив бензином, подожгли в железной бочке...Присутствовавший при расстреле и сожжении Каплан кремлёвский библиофил и поэт Демьян Бедный, почувствовав запах горелой человечины, упал в обморок.Когда он пришёл в себя, сверху из осеннего неба, кружась, падали на него белёсые хлопья.— Снежинки? —удивленно проговорил Ефим Алексеевич. — Рано снегу-то...Орудовавший возле бочки с горящей Каплан Павел Дмитриевич Мальков засмеялся в ответ.Хмурые стояли поодаль латыши с винтовками...Демьян Бедный встал с земли.Он всё понял.Это были не снежинки...Говорят, что Демьян Бедный напросился на расстрел Фанни Каплан для «получения творческого импульса».Импульс этот он получил...Засыпала звериные тропинки Вчерашняя разгульная метель, И падают, и падают снежинки На тихую, задумчивую ель...Под стихотворением «Снежинки» ставят в скобочках дату — 21 января 1925 года, но когда написано Демьяном Бедным это стихотворение, не известно...Лично мне в стихотворении «Снежинки» видится нечто большее, чем принято видеть в нём.Конечно, наличествует в нём и скорбь по поводу смерти В.И. Ленина, но есть ещё в стихотворении и жуть великого хазарского жертвоприношения — эти тысячи лаптишек и опорок, за Лениным утаптывающих путь...Ведь действительно, начиная с сентября 1918 года, каждый день жизни хазарского вождя сопровождался жертвоприношением тысяч и тысяч русских жизней...Нет-нет!Говоря так, менее всего хотелось бы мне, чтобы эти рассуждения были истолкованы как некий выпад против хазарской могилы на Красной площади.Мне близки провозглашаемые сейчас «открытым обществом» принципы толерантности, и я считаю, что не нужно разрушать ничьи святыни.

Нужно только очень отчётливо понимать, чьи это святыни, чтобы не поклоняться, как это делали русские люди почти весь XX век, святыням своих лютых врагов...

 

 

                                                                                                                                                                                                                  Николай КОНЯЕВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: