slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Евгения ЗАРУБИНА: Каждый миг этой жизни нам дан в радость

Евгения Зарубина — выпускница филологического факультета Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. Работает учителем русского языка и литературы Полдневицкой средней общеобразовательной школы Поназыревского района Костромской области. Член литературного объединения «Голос» (г. Шарья, Костромская область). Публикации: газета «Молодёжная линия» (Кострома), литературный журнал «Невский альманах» и альманах современной поэзии «Зелёная среда» (Санкт-Петербург). 


*  *  *
Возле леса, где холм иван-чаем горит,
Рыли землю, штыками вгрызаясь в песок.
И не думал совсем я, что буду убит,
И что пуля шальная — сквозь каску
в висок...

Были пыльные версты, и пушек раскат,
И далекой зарницы нежданный сполох,
И безумные шквалы внезапных атак,
И от дыма я слеп, и от грохота глох.

Сколько гибло ребят в дни слепого огня!
Сколько хлопцев безусых война забрала!
Сотни вражеских пуль не задели меня,
Но война лишь одну для меня сберегла.

Был получен приказ: удержать высоту,
И врагов не пустить вглубь родимой земли.
И мы рыли окопы в пыли и в поту,
Чтобы немцы к столице, к Москве не прошли.

Солнце землю палило июльской жарой,
В знойном мареве дальние плыли холмы.
Этот край был еще не затронут войной,
И казалось нам здесь, что совсем нет
войны.

Мы не ждали беды. Да и кто ее ждет?
Черной тенью скользя по пожухлой траве,
Из-за леса на нас налетел самолет,
Поливая огнем, прижимая к земле.

Надо мной он пронесся, как черный орел,
И крестами на крыльях мне солнце закрыл...
Сколько разных дорог я тогда не прошел,
Сколько песен не спел, сколько дней
не дожил!

Пронеслась и забылась былая война.
Затянулись глубокие раны земли.
И опять в жаркий день в том краю тишина,
В дымном мареве тают деревья вдали.

Нет там мраморных плит, вечного нет
огня,
Лишь по-прежнему высь иван-чаем горит
На том самом холме, где не стало меня,
На холме возле леса, где я был убит...

*  *  *
Каждый миг этой жизни нам дан в радость.
Что еще, кроме этого, нам осталось?
Повторять сквозь обиду, сквозь боль
и усталость:
«Каждый миг этой жизни нам дан
в радость!»

Всем нам трудно порой, только, что б
ни случилось,
Нужно верить всегда: наша жизнь — это
милость,
Повторять сквозь беду, сквозь болезни
и старость:
«Каждый миг этой жизни нам дан
в радость!»

Что еще, кроме этого, нам осталось?..

*  *  *
Под мартовским мелким дождем
Сосны нахохлились хмуро.
Мартовский дождь за окном!
В марте тепла надуло!

Соснам милей терпеть
Зимнюю злую пургу.
Мартовская мокредь
Соснам не по нутру.

Им бы в снегу сверкать
В лютый январский мороз.
Но на пушистых ветвях
Лишь капельки мартовских слез.

Пусть на дворе весна
Все ускоряет бег,
Соснам милей зима,
Соснам милее снег.

*  *  *
Серое небо.Унылый рассвет.
Сквозь сизые тучи безрадостный свет.
Мокрые стены озябших домов
Слушают звуки усталых шагов.

Молча идешь ты сквозь серую муть.
Больно в груди — не вскричать,
не вздохнуть.

Черные вороны в черной ночи —
Никто не услышит, хоть криком кричи.
Никто не услышит, хоть спой,
хоть заплачь.
Сердце твое — словно лопнувший мяч.

Стон твой услышит одна тишина.
Боль пробудилась от давнего сна.
Боль пробудилась, уснули мечты.
В зеркале старом — и ты, и не ты...

*  *  *
Где-то лают псы —
                   беспокоятся.
В тишине часы
                    да бессонница.
А душа моя
                    тихо молится:
Помоги мне, Боже, уснуть.

Завтра поутру
                    солнце выглянет,
Новый день придет,
                    слезы высушит.
А душа моя
                    силы вымолит,
Чтобы продолжать этот путь.

*  *  *
Я искала тебя сто лет.
Я ждала тебя сотню зим.
Ты мне нужен, как солнца свет.
Ты, как воздух, необходим.

Что душа моя? Неба синь,
Облаков стада над рекой.
А любовь — горькая полынь
Поцелуев сладких с тобой.

*  *  *
Засыпает знакомый мир.
Он устал от дневных забот.
За ночь он наберется сил,
Свой продолжит круговорот.

Дышит пыльным теплом чердак.
Заглянула в окно луна.
И пылает вдали закат,
И ложится на землю тьма.

Разбегаются мысли прочь.
Жар заката вдали угас.
Молча смотрит немая ночь
Миллионами звездных глаз.

И тихонько вздохнет во тьме,
Засыпая, знакомый мир.
Снова тихая ночь в окне,
И похожа луна на сыр.

*  *  *
Залепило мокрым снегом окно,
И на улице не видно ни зги.
Боже правый, как темно, как темно!
Боже правый, помоги, помоги...
А на улице пурга да метель
Завывают, словно черная рать.
Постелила ночь из снега постель,
И на ней мне до утра умирать.

*  *  *
Вымерла деревня,
Как и не бывало.
Ветер вдоль дороги
Стелет покрывало.

Заметает снегом
Ветхую избенку,
У седой у липы
Треплет бороденку.

Одиноко липе
Под окном избушки.
Липа вспоминает
Дряхлую старушку.

Как она, бывало,
Дома хлопотала,
Как, бывало, песни
Старые певала.

Как ждала от внука
Издалека вести...
Умерла старушка.
Отзвучали песни.

*  *  *
Зое Космодемьянской
Ты боялась только одного:
Лишь бы не упасть, не пошатнуться.
Обещала матери вернуться,
Обещала всем смертям назло.

А вокруг — глаза, глаза, глаза,
Черной мукой полные до края.
Зоя их увидит, умирая.
Закричать бы! Нет, кричать нельзя.

На щеке снежинка — не слеза.
И никак нельзя поверить в это,
Что сейчас умрет твоя планета...
Зоя, Зоя, подними глаза!

Посмотри мучителям в лицо!
Пусть темна и холодна могила,
Только несгибаемая сила
Родину спасет в конце концов!

Над селом дымков сплеталась вязь,
Теплый пар курился над домами...
Ты босыми нежными ногами
Шла по снегу белому на казнь.

*  *  *
Вчера, покинув скучный дом,
          Оставив тело,
Душа толкнула дверь крылом
          И ввысь взлетела.

Она парила в облаках
          Над бывшим домом,
Так бесконечно далека
          Всему земному.

А на рассвете дождь прошел,
          Запели птицы...
Наверно, было б хорошо
          Опять родиться.

*  *  *
Маяковскому
Слова Вы рубите с плеча,
Вы обжигаете словами.
Как будто лава, горяча,
Строка вскипает за строкой.
Двенадцать строчек, пол-листа —
Стихи, написанные Вами.
И рваных ритмов красота —
Неумолкающий прибой.

Какая страсть! Какая боль!
Любви неистовой безбрежность!
Шальная мечется душа,
И ей не обрести покой.
Сквозь ярость раскаленных строк
Звучит пронзительная нежность:
Так в громком смехе хриплый стон
Вдруг прорывается порой...

*  *  *
С. Есенину
Имя нежное, имя звонкое,
Да соломенный шелк волос...
У калитки с одной девчонкою
Целовался до первых рос.

А потом, когда в час предутренний
Поредел туман над рекой
И росою кусты припудрило,
Возвращался один домой.

Дома мать укорит кровиночку:
«Где гулял до поры такой?»
Из волос золотых травиночку,
Улыбнувшись, смахнет рукой.

Русь крестьянская, изначальная,
Как во ржи васильковый цвет,
Русь кабацкая, беспечальная —
Ты один у нее поэт.

На роду тебе, знать, написано,
Что блажен твой и горек путь:
В небе утреннем с песней истовой
Золотою птицей мелькнуть.

*  *  *
Думаешь, я живая?
Я тебе только снюсь.
С первым лучом растаю,
С первой звездой вернусь.

Не доверяй обману,
Голос не слушай мой!
Хочешь, туманом стану
Над ледяной водой?

Ночью бессонной в мае
Не открывай окно!
Думаешь, я живая?
Нет, я мертва давно.

Тихо ночной порю
Двери твоей коснусь...
Хочешь, секрет открою?
Я тебе только снюсь.

*  *  *
Ты проснешься однажды в горячем бреду,
Каждой клеткой своей ощущая беду,
Проклиная богов запоздалую месть,
Обернешься и вздрогнешь: ведь я уже здесь.

Это я — легкий шелест листвы за окном,
Это я — диск луны над пологим холмом,
Отраженный в воде свет звезды голубой.
Я везде и нигде. Я с тобой, я с тобой...

Остывает дыханье угасшего дня.
Ты закроешь глаза, обнимая меня,
И забудешься вновь, четки снов теребя.
Я вошла в твою кровь. Я убила тебя.

ЗИМА
Я словно сплю и вижу сны
В оцепенении холодном.
Цветку озябшему подобно,
С тоскою сердце ждет весны.

И день за днем сплетаю я
Слова пустые в разговоры,
В ненужные вступаю споры,
И далеко мои друзья.

Сегодня то же, что вчера.
А за окном опять метели,
И солнце светит еле-еле,
И безнадежны вечера.

Как избавленья, жду тепла
И знаю: сбудется весною
Мечта, которая со мною
Всю зиму долгую была.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: