slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

День поэзии и жизнь поэтов

После Александра Сергеевича Пушкина поэты в России получили особый статус. Даже в сфере государственного строительства. Почему? Потому что поэт способен показать то, что не доступно прозаику, публицисту, журналисту и тем более чиновнику, говорящему и пишущему на сухом административном языке. Но! После Александра Сергеевича и убивать поэтов в России — уже чуть ли не традиция. Почему? Потому что у лиц, стремящихся доминировать, честность поэтического слова, его способность доходить до самого сердца и мотивировать людей на действия вызывают лютую зависть, злобу и желание поэта «закрыть».
Каждую презентацию возрождённого в 2006 году альманаха «День поэзии. ХХI век» его главный редактор Андрей Шацков начинает своим стихотворением «Плач по российским поэтам». Поэтические потомки Александра Сергеевича невольно думают о своих поэтических предках. Невольно «примеряя» их участь к своей жизни. Кто-то уже готов, кто-то ещё боится. Последние не публикуют «опасных» стихов и постепенно уходят из поэзии.
Но есть поэты, которые знают о своём предназначении – писать, печататься и открыто читать стихи людям. Они пишут, идут к микрофонам и открыто читают. Не страшась осуждений, обвинений, наскоков и прочих действий лиц, стремящихся доминировать. Именно такие поэты становятся авторами «Дня поэзии».
Юбилейный — 10-й по счёту — возрождённый альманах «День поэзии. ХХI век» (2015—2016) вышел в свет весной этого года при содействии литературного фонда «Дорога жизни» (Санкт-Петербург), которым руководит поэт, лауреат премии Правительства России Дмитрий Мизгулин.
Чем запомнится выпуск?

Во-первых, тем, что посвящён он 220-летию Александра Грибоедова, 200-летию Петра Ершова, 120-летию Сергея Есенина, 100-летию Маргариты Алигер, 100-летию Михаила Матусовского, 100-летию Константина Симонова и 80-летию Николая Рубцова. Наследие классиков осмыслено литературоведами нашего времени — Львом Аннинским, Валерием Дударевым — выпускающим главным редактором альманаха, Геннадием Красниковым — председателем его редколлегии, Сергеем Мнацаканяном, Дмитрием Шеваровым. О 110-летии поэта-балтийца Юрия Инге говорит внучка поэта Мария Инге-Вечтомова. Интересен новый взгляд Марианны Галиевой на пересечение творческих судеб Сергея Есенина и Николая Рубцова.
Традиционно в альманахе — более 100 подборок ведущих современных поэтов России. Живущих в двух столицах, в Воронеже, Брянске, Тюмени, Нижнем Новгороде (эти города можно считать «опорным краем» поэтической России), а также в других городах и весях нашей страны и даже в русскоязычной загранице.
В предисловии главный редактор альманаха, поэт, лауреат премии Правительства России Андрей Шацков рассказывает: «21 марта 2006 года на круглом столе «служителей Эвтерпы», проведённом в стенах Министерства культуры Российской Федерации, возглавляемого тогда замечательным человеком —
Александром Соколовым, с которым мне посчастливилось работать рядом в качестве референта , единодушно прозвучало настоятельное пожелание собравшейся поэтической «элиты» возродить знаковый альманах. В 2006-м, в год 50-летия выхода первого номера, «День поэзии» снова появился на свет под попечительством президента ассоциации «Лермонтовское наследие» М.Ю. Лермонтова...
Особенностью нынешнего «Дня поэзии» является то, что он вышел как бы дополнительным — тринадцатым номером популярного журнала «Юность», как выходил чуть раньше из недр журналов «Нева» (Санкт-Петербург), «Север» (Петрозаводск), «Подъём» (Воронеж). Как же я благодарен коллективам этих популярных изданий и их главным редакторам — поэтам, уже навсегда прописанным и в клубе главных редакторов альманаха!».
Альманах перешёл рубеж 10-летия, и есть надежда, что «пойдёт» дальше.
Можно поговорить о поэзии в целом.  
Перенесёмся в пушкинское время и зададимся вопросом: мог ли Александр Сергеевич стать «первым поэтом России» без поэтической школы? Не исключено — Пушкин жаждал знаний и всю жизнь занимался самообразованием. А другие – пусть не «первыми» — просто поэтами? Возможно, могли.
Тогдашняя власть, понимая насколько пииты нужны государству, озаботилась их воспитанием. В Царскосельском лицее занятия словесностью были обязательными. Вот выдержка из раздела Устава лицея «Изящные письмена, или словесность»: «...руководствуя воспитанников в словесности, профессор должен тщательно избегать «пустых школьных украшений» и, занимая воспитанников предметами, «возрасту их сообразными», прежде заставлять их мыслить, а потом искать выражения этих мыслей в слове и никогда не терпеть, чтобы они употребляли слова без ясных идей». А вот воспоминания лицеиста Ивана Пущина: «Как теперь вижу тот послеобеденный класс Кошанского (Н.Ф. Кошанский, профессор российской и латинской словесности), когда, окончив лекцию несколько раньше урочного часа, профессор сказал: «Теперь, господа, будем пробовать перья: опишите мне, пожалуйста, розу стихами».
На уроке литературы в современной школе такое возможно? Ответ однозначен.
Почему?
Почему поэзии не учат, почему многие считают её хобби, отдохновением для души? А некоторые — развлечением? Почему нынешняя власть не заботится о воспитании поэтов, а людей, в поэзии уже состоявшихся, способных «вести» учеников, оставляет «один на один» с собой?
Неужели в нынешней власти только единственный чиновник — экс-министр культуры Александр Сергеевич Соколов — способен был понять смысл и назначение поэзии? И дать команду — возродить «День поэзии»?
Возродили! Отметили юбилей!
Пора приступать к возрождению правильного отношения к поэзии.
На всех уровнях.
Владимир Хохлев. Санкт-Петербург.
Первая презентация «Дня поэзии. 2015–2016» была проведена 26 апреля в подмосковном городе Балашиха, в Центральной городской библиотеке, носящей имя им. Ф.И. Тютчева. Повидавшие виды её работники были поражены количеством молодёжи, пришедшей на поэтическую встречу с известными поэтами Юрием Ряшенцевым и Андреем Шацковым, которым помогала местная жительница – постоянный автор альманаха Валентина Коростелёва. Состоялся содержательный разговор о поэзии, её значимости для современников. Звучали новые стихи авторов. На следующий день в читальном зале из рук в руки переходил экземпляр альманаха, подаренный библиотеке.
Может быть, интерес к настоящей поэзии всё-таки возвращается?
Наталия Крылова, учёный секретарь МБУК ЦБС им. Ф.И. Тютчева.
Балашиха.
Александр НОВОПАШИН
Родился в Тюмени в 1959 году. Работал на стройке плотником-бетонщиком в Нижневартовске. После окончания Тюменского госуниверситета по специальности «филология» был редактором городской газеты «Варта». Избирался депутатом, трудился в различных органах власти. Последние годы работает в правительстве Тюменской области, возглавляет департамент информационной политики.
Автор нескольких поэтических сборников.
В альманахе «День поэзии. XXI век» публикуется впервые.
НОВОГОДНЯЯ
ВАХТА
Казалось, тайга расступилась
в испуге
Вокруг буровой,
Когда вертолет,
задрожав от натуги,
Завис над травой.
Упругие лопасти резали воздух,
Густой от жары.
Я вспомнил,
как падали льдинками звезды
Взамен мишуры.
Вдвойне хороша новогодняя вахта,
Вдвойне тяжела.
И спит у балка обессиленный
трактор,
А дома — жена.
Поют дизеля, и гремит над тайгою
Курантовый бой.
И, словно на ёлке, горят надо мною
Огни буровой.
САНКИ
Ах, как захватывало дух,
Когда с горы летел на санках!
И струйками стекал испуг
На потный лоб из-под ушанки.
Вослед свистели пацаны,
Хлестали по щекам метели...
Мы жизнь длинною в полстраны
В одно мгновенье пролетели.
БРИГАДА
Спасибо вам, мои друзья,
Моя рабочая бригада
За слово жесткое «нельзя»,
За слово праведное «надо».
За грубоватый юморок,
За комсомольскую лопату,
Которую с трудом я смог
Воткнуть в густой бетон когда-то.
Тебе спасибо, бригадир,
Что не давал Студенту спуску,
Кувалду в складе находил
Вполне по силам и по вкусу...
Рабочий университет,
Негромкая мужская дружба.
В твоей житейской простоте
Моя опора и оружье.
СТАРЫЙ ДОМ
Это всё, что от детства
осталось —
Только старый заброшенный дом,
Сквозняков вековая усталость
Да крапива за ветхим углом.
В сенках громко
скрипят половицы,
Печь белёная в окна глядит.
Ей ночами по-прежнему снится,
Как огонь полыхает в груди.
НЕФТЯНЫЕ КАЧАЛКИ
Лбом с размаху что есть силы,
На коленях поклоны творя,
Нефтяные качалки молились
На бескрайних снегах января.
И Земля отдавала из сердца
Чёрной нефти дремучую кровь.
Лишь качалки,
не в силах согреться,
В ноги кланялись ей вновь и вновь.
* * *
Идёт бетон — машина за машиной,
Вибрирует опалубка, скрипя.
Работают на Севере мужчины
Не только ради длинного рубля.
Борт поднятого кузова распахнут.
На землю рухнул лавою бетон.
И мы вонзаем острые лопаты,
Лавируя на кузове крутом.
Пусть будет крепок
будущий фундамент,
Пусть будет чист и светел
новый дом,
Наполнен счастьем,
светом и цветами,
Пусть Родиною пахнет этот дом!
Уйдёт, газнув, последняя машина
В багровый сумрак гаснущего дня.
Работают на Севере мужчины
Не только ради длинного рубля!
* * *
Вросший по самые окна
В землю, покрытую льдом,
Смотрит мне в душу безмолвно
Старый заброшенный дом.
Хлопают ставни по ветру,
Стёкла туманит мороз...
Скоро мы с домом, наверно,
Станем похожи до слёз.
* * *
Стихло в руке перо,
Строфы в пургу умчались.
А за окном мело,
И фонари качались.
В жёлтый дрожащий круг
С неба мечты летели.
Помню слияние губ
И торжество метели.
Всё унеслось, прошло.
Вроде и не встречались...
А за окном мело,
И фонари качались.
* * *
Возьмите, хлопцы, яблочко
С собою на дорожку —
Давала в руки бабушка
Нам счастья понемножку.
И добротою праведной
Лучился её взгляд...
А мы идём неправильно
И не хотим назад.
ПЕЛЬМЕНИ ИЗ ТЮМЕНИ
От Москвы до Тюмени,
У кого ни спроси,
Уважает пельмени
Народ на Руси.
С молоком и под водку,
Наперчив дочерна,
Уплетает в охотку
Их без счёта страна...
Скучно русским без санкций
И падений рубля.
Проживём и без акций,
Без пельменей — нельзя!

Сергей Козлов
Родился в Тюмени в 1966 году. Служил в армии, окончил истфак Тюменского государственного университета. Больше тяготеет к прозе (написано около 10 книг), но и о поэзии не забывает. Преподавал на кафедре журналистики Югорского госуниверситета. Возглавлял окружную газету «Новости Югры», а потом журнал «Югра». По повести Сергея Козлова «Мальчик без шпаги» режиссёром К. Одеговым снят фильм «Наследники». Лауреат многих российских литературных премий.
В настоящее время избран депутатом Тюменской областной Думы пятого созыва.
В альманахе «День поэзии. XXI век» печатается с 2010 года.
* * *
Как будто поперчили стаей галок
В апреле прелом небо. И устало
Вздохнёт земля,
стряхнув последний снег.
Весна, а я по-зимнему поник,
В шкафу сложила крылья стая книг,
И выветрился дух библиотек.
Притих Вивальди.
Только старый клён
Альтом тягучим кем-то наделён,
На нём фальшивит ветер по ночам.
И дом плывёт по океану луж
В галактики мерцающую глушь,
Всю Землю за собою волоча…
Когда погаснут окна, фонари,
Ударится с размаху в край зари.
Ни с компасом,
ни с ветром не в ладу.
Поверю сам себе, что я не трус,
Ведь я еще не понял ночи вкус,
Окно открою, спрыгну на ходу…
* * *
Нет зимы, только хлипкая
хилая хмарь
Мучит небо завесою талого снега.
Нет надежды,
и как-то особенно жаль
Несчастливого дня.
По-весеннему пего,
Но по-зимнему кратко,
он в космос ушёл.
Не добавилось звёзд,
не убавилось боли.
Как мне было когда-то
с тобой хорошо!
Что такое когда-то?
Что не было что ли?
Ах, какая хандра в суете –
лишь держись!
Эх, какие ушли, не родившись, герои!
Я бы сел где-нибудь,
точно маленький принц,
И смотрел на цветок
и на свой астероид.
* * *
Если вдруг ты заставишь меня
Верить в то,
что любовь преходяща,
Станет город, как мёртвая чаща,
А костёр, как рисунок огня.
Станет ветер и будет стоять,
Не толкая унылое небо,
Был я здесь или,
может быть, не был,
Мне уже никогда не понять.
Пушкин в руки перо не возьмёт,
Не коснётся холста Боттичелли,
И в системе бесполых значений
Нерождённый Петрарка умрёт.
И пройдёт самый глупый парад:
Натюрморт, аппетит и карьера,
Вместо музыки будет фанера,
Вместо образа – чёрный квадрат.
Поколениям счет завершая
По замшелым могильным холмам,
Вырвет сердце от горя Адам,
Ибо ребра ему не мешают.
Пей же Евину хитрость и стать!
Эту жизнь без любви не приемлю.
Для чего нас сослали на Землю
Без тебя не дано мне понять.
* * *
Осенний день. Природа неглиже.
И бег секунд не растянуть
до терций.
И ни во что не верится уже,
И лишь молитва согревает сердце.
Златых одежд покровы уронив,
Стоят стыдливо русские берёзы.
А ветер тянет пасмурный мотив,
И почему-то выступают слёзы.
Недалеко холодные дожди
Идут, идут, идут, как сериалы.
Их за окном попробуй — пережди,
Не переключишь за окном каналы.
Но хочется еще чего-то ждать!
И душу вырвать прочь из коматоза.
Ведь осень — не причина умирать,
А время жить до первого мороза.
Зимнее утро
Мороз и дымка. Солнца мало.
Дома в тумане, как штрихи.
А у пивной – в глухом подвале –
Лежат убитые стихи.
 
И лишь одно стихотворенье,
Ждет неуместной рифмы — роз.
Обычно так – перед Крещеньем –
Строфа – метель, строфа – мороз.
 
Ещё ты дремлешь? Спи, родная.
Мы не поедем никуда.
Стихи сегодня убивают
Непрофильность и суета…
 
Грядёт Крещенье, к иорданям
Уже готовится народ.
А тут стихи — как ком в гортани —
И молча падают на лёд…
 
Мороз. Душа давно застыла.
А вдруг, как старый Новый год,
Уйдёт ямбическая сила,
И вместе с нею Русь уйдёт?..
 
И будут детям на ночь мамы
Читать лишь слоганы рекламы…
Андрей Шевцов
Родился в Тюмени в 1982 году.
Окончил Институт государства и права Тюменского государственного университета. Победитель Межрегионального поэтического конкурса «Светись, светись, далекая звезда…», посвященного 200-летию со дня рождения М.Ю. Лермонтова (Москва, 2014).
В альманахе «День поэзии. XXI век» публикуется впервые.
* * *
Летала панночка в гробу,
над берегом летала;
а я на глиняном горбу
рвал серьги краснотала;
потом сплавлялась по реке,
ловила щук на кашу;
а я, как палец на руке,
все прижимал Наташу;
втянула в «лодку» двух сомов,
забросив косы в воду;
а я, как уд среди умов,
молился богу Роду;
и ведьмы волосы, как смоль,
текли по водной глади;
а я златую канифоль
разглядывал и гладил;
макушки сосен на ветру
плескались в небе синем,
ключица ныла: поутру
в избу войдет Есенин,
духмяный Хлебников в печи
зашелестит дровами,
и древнерусские мечи
завоют комарами;
и Вий с Вийоном спляшут в такт,
и будет брага литься…
Я выйду на Тобольский тракт,
чтоб с кистенем родиться.
 * * *
Тут облака, как кони…
Деревья — пауки.
(Вода подмыла корни
На берегу реки.)
Вот теплоходик «Витязь»,
Вот я – на берегу.
Мне говорят: «Садитесь!»
«Простите, не могу!»
Не то чтоб нету денег,
Бумаги слышен хруст,
Но никуда не денешь,
Не обменяешь грусть.
Зачем идти по трапу?
Мой берег одинок.
Лишь клён мне тянет лапу,
Верней, одну из ног.
И нет подруги доброй,
С которой можно плыть…
Река струится коброй,
И некого любить.
Я постою на склоне
И берега, и дня…
Пусть облака, как кони,
Скорей сомнут меня.
Ночью на набережной
Под взглядом пучеглазых фонарей –
не осуждающим,
скорее, удивленным, –
стоят бутылки,
несколько парней…
Река лопочет глупости
влюбленным.
Где мы с тобой гуляли год назад
За ручку с тенью движусь одиноко,
бесстрастным
электрическим глазам
читаю вслух те восемь
строчек Блока…
Я б написал, что плачут фонари, –
мол, летний дождь,
но, господи, как пошло…
И что в строфе послушной не соври,
но та река, и ты –
в далеком прошлом.
Мигает тускло
старенький фонарь, –
чуть бьется в нём
изношенное сердце…
Луна течет смолою… И янтарь –
ночного мотылька глотает тельце.
 * * *
     Владиславу Корнилову
Был клевер белым между гряд,
стал клевер красным.
По-птичьи ветви говорят
под небом ясным.
Цветут в теплице огурцы,
    навоза – жижа.
И облака плывут с Янцзы
в сады Парижа.
Как воск, стекает по лучам
    тепло от солнца…
Не в дверь, а в душу по ночам
тоска скребется.
По леске спустится паук,
завоет псина.
И жить тогда, мой милый друг,
невыносимо…
Был клевер красным у плетня,
стал клевер белым…
И все мерещится петля
с узлом умелым.
В такую ночь рванешь во двор,
сбивая стулья,
а там из желоба в упор
глядит гаргулья.
* * *
На даче ни глада, ни мора,
в июле светло и тепло,
танцует комар Карамора,
бьет длинною ножкой в стекло.
Но грусть наступает,
иль вечер,
и тут уж пляши, не пляши –
стекают оплывшие свечи
на дно потемневшей души.
Хоть светят глазища фиалки
лучом розоватым всю ночь,
когда повезут в катафалке,
мне свет их не сможет помочь.
Лишь бог комаров Карамора
мне встретится
в царстве теней…
Порхает во тьме коридора
душа. Я гоняюсь за ней.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: