slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Демонтаж Сербии и Украины. Далее — Россия

В мировых СМИ сложно найти системную информацию о том, что в развернувшемся наступлении Запада на православных сербов главной целью является их «переформатирование» из уникальной этнической общности в управляемую социомассу для обслуживания стратегических потребностей Запада на Балканах и за их пределами.
Основным методом «переформатирования» является нанесение травмирующих ударов по сербскому национальному сознанию под разговоры об «избавлении от тоталитаризма и втягивании в цивилизованное сообщество наций».
Но дело не ограничивается информационно-политическими технологиями. С учетом того, что сербы продемонстрировали высокую жизнестойкость в прежние периоды своей истории, в том числе под османским игом, первоочередное внимание уделяется снижению уровня физического здоровья этой нации. Давно известно, что больная нация не в состоянии бороться за свои интересы. Именно с этой точки зрения следует рассматривать заражение сербской территории снарядами с обеднённым ураном во время агрессии НАТО в 1999 году.
Всего по стране выпущено 15 тонн «урановых зарядов». При взрыве сердечник такого заряда превращается в «керамическую аэрозоль», распространяющуюся в окружающей среде и отравляющую её. Эта токсично-радиоактивная пыль останется здесь навсегда, достигнув максимального пика радиоактивности только через 100 лет.

Последствия массового заражения Сербии в международной прессе замалчиваются и искажаются, хотя боеголовки ракет, разработанные Лос-Аламосской лабораторией США, относятся к классу «малых ядерных боеприпасов».
Однако данные по последствиям боевого применения урана имеются в самой Сербии. За прошедшее с тех пор время уран начал проявлять себя в полной мере. Так, в период с 2001-го по 2010 г. число заболеваемости карциномой увеличилось на 20%, а смертность от раковых заболеваний (в первую очередь лейкемии и лимфомы, которые в мирное время не превышают 5% от всех злокачественных новообразований) — на 25%. Такие данные приводит председатель Общества Сербии по борьбе с раком профессор С.Чикарич в исследовании «Преступления в войне – геноцид в мирное время», опубликованном в декабре 2012 г.
В целом же динамика следующая: по данным директора Института онкологии Сербии Радана Джодича, за последние десять лет рак щитовидной железы в Сербии вырос на 300%. В 1980 г. онкологических больных на территории сегодняшней CРЮ было около 10 тыс., в 2011 г. – более 40 тыс., в 2014 г. — более 50 тысяч.
Другой массовой травмой для сербского народа стали безнаказанные «этнические чистки» сербов в Косово. К настоящему времени из 300 тысяч косовских сербов в крае осталось не более 40 тысяч. Остальные изгнаны или уничтожены. Их национальные памятники и храмы подвергаются варварскому разрушению. В Косово безжалостно стираются все следы былой принадлежности этой земли сербскому народу.
Весьма символичен и тот факт, что подручные США косовские албанцы (шиптары) занимаются «чёрной трансплантологией», избирая в качестве жертв исключительно сербов.
На фоне снижения уровня здравоохранения и закрытия финансирования программ борьбы с онкологией численность населения Сербии стремительно убывает. По данным статистического ведомства Сербии, в семимиллионной стране скорость убыли по соотношению смертность-рождаемость составит в 2015 году 91 человек в день. То есть в предстоящие 10 лет при сложившейся тенденции произойдёт сокращение численности сербов примерно на 10%.
Однако прямой ущерб здоровью нации является лишь видимой стороной дела. По сербам наносились и наносятся сильнейшие психологические удары. Сам дух народа подвергается насилию и уничтожению. Сначала от страны оторвали Сербскую Краину и Республику Сербску во время войны с Хорватией и Боснией 1992—1995 годов. Затем народ пережил шок военного поражения 1999 года и психологическую травму насильственного вырывания Косова из своего исторического пространства. После этого в Белграде осуществили «цветную революцию» и поставили у власти прозападные силы, что явилось прямым насилием над реальными народными настроениями.
В настоящее время приступили к очередному этапу исторической расправы над сербами. Получив в 2008 году при поддержке Запада «государственное оформление», косовские националисты вместе с Тираной берут курс на создание Великой Албании. Идея Великой Албании предусматривает отрыв от Сербии её южной части со смешанным сербско-албанским населением. Эту часть страны уже охватило предчувствие катастрофы. А Вашингтон и Брюссель тем временем через шиптаров сеют хаос и насилие в южном «подбрюшье» Сербии.
Охвачена брожением Македония. События в Македонии свидетельствуют лишь об одном: проживающий здесь православный народ по замыслу мировых кукловодов должен быть лишён национально-исторической идентичности. Если представить себе, что шиптарам удастся достичь того же, чего они достигли в Косово, то македонцы будут лишены возможностей для благополучного существования и начнут деградировать как нация, уходя в замкнутые общины, покидая родину и сопротивляясь албанской агрессии из последних сил,  как сербы сопротивляются сегодня в Косовской Митровице.
В настоящее время вашингтонские и брюссельские «кураторы» сербского правительства бесцеремонно приучают его к холопскому положению и диктуют чуждые Сербии правила игры. Правительство в целом следует этому диктату, что унижает большинство народа, не делавшего подобного выбора.
Те силы в Сербии, которые пытаются защищаться и не видят иной альтернативы, кроме взаимодействия с Россией, лишены серьёзной поддержки со стороны Москвы.
Отсутствие сколь-нибудь заметных усилий со стороны России (кроме дипломатической риторики) для выправления положения, стало одной из причин того, что в Сербии ориентация на Москву снижается. В действительности мы являемся сторонними наблюдателями того, как сербов и македонцев загоняют в геостратегический капкан.
Всё это должно стать «зарубкой на будущее» для русских людей. Нам воочию показывают, как работает надвигающийся на Россию «чёрный передел», который при существующей расстановке мировых сил не заставит себя ждать.
Очевидно, что в кризисных регионах планеты, там, где происходит лобовое столкновение интересов с Западом, наша внешняя политика не обеспечена материальным ресурсом и оттого является малоэффективной. Помимо этого, ощущается отсутствие чётко поставленных целей (за исключением общеполитических деклараций).
Несмотря на очевидный антироссийский курс США, трудно отделаться от впечатления, что в российском руководстве имеются силы, питающие иллюзии в отношении того, что Вашингтон ещё не исчерпал резерв сотрудничества и с ним можно «договариваться».
Многим ли сегодня отличаются события на Балканах от событий в России и вокруг неё?
Русское национальное сознание так же ослаблено, как и сербское. В глазах русских людей распад СССР — это также утрата исторических территорий, собиравшихся многими поколениями предков. На этих территориях остались миллионы наших сограждан.
Удары по нему наносились и разграблением достояния империи и бесстыдной ельцинской политической проституцией на панелях западных столиц. Угнетение национального сознания осуществляется как через демонтаж завоеваний социального государства, так и расширением и без того гигантского разрыва  между бедными и богатыми.
Морально-психологическое состояние русских как народа находится в критическом состоянии. Социально слабые потеряли веру в будущее и лишены импульса созидания, у молодой и активной части гражданское сознание парализовано либеральным соблазном приоритета личного блага над благом общественным. Наравне с сербами мы, как нация, подвергаемся попыткам демонтажа.
И точно так же, как по сербам, по нам наносят новые и новые удары. Россия продолжает терять свои исторические территории, но теперь, похоже, безвозвратно. В острейший момент тектонических сдвигов на постсоветском пространстве, когда вся русская часть Украины повернулась к Москве в ожидании возвращения, рука Москвы была протянута только Крыму.
Это вызвало сильнейший патриотический подъём в России. В поднявшейся эйфории мало кто увидел, что это  всего лишь тактический ход в Большой игре. Потому что субъект геополитики в этом регионе – вся русскоязычная Новороссия. Но когда эта огромная территория повернулась к Москве в надежде на возвращение, она осталась незамеченной. Русские люди в Одессе, Харькове, Николаеве и других городах Новороссии оказались без материнской опеки.
Киевская хунта отнимает у них родной язык и историю, вопреки всем международным нормам насильно и тупо «украинизирует» их. Но мы признаём эту хунту как «партнёра» и не шевелим пальцем против происходящего. Пройдёт время, и русских Новороссии превратят в наших врагов, как превращают сегодня сербов.
Более того, мы пытаемся запихнуть восставшие ЛНР и ДНР под контроль киевской хунты, будто не понимаем, что это закончится разгромом пророссийских сил в Донецке и Луганске, а затем и общим затуханием идеи Русского мира в этой части нашей исторической территории. Позиция российского руководства по отношению к восставшим республикам травмирует русское сознание не меньше, чем разрыв исконной сербской территории травмирует сербов.
Винить МИД в отсутствии иного подхода не стоит. Он отрабатывает заданную линию, в которой курс на встраивание в западную систему никто не отменял, вопреки кричащим доказательствам того, что эта идея носит иллюзорный и бредовый характер. Линия эта порождена либеральными силами, связанными пуповиной с Западом. О том, насколько они сильны, свидетельствует тот факт, что вопреки здравому смыслу не отправляется в отставку даже правительство интеллектуальных лилипутов под руководством Дмитрия Медведева. Эти силы не в состоянии понять, что созданный ими, по определению профессора А. Бузгалина, «капитализм юрского периода» не имеет шансов вписаться в «золотой миллиард» не только потому, что его там не ждут. Есть обстоятельство ещё важнее: Россия никогда не практиковала эксплуатацию других  народов, и ей этот мир чужд.
В распоряжении России имеется блестящая дипломатическая школа, которая будет прозябать до тех пор, пока не появится доктрина суверенного национального развития, имеющая среднесрочные и долгосрочные цели. В таком случае она выработает и свою собственную эффективную концепцию внешней политики.  Сегодня же наши дипломаты пребывают в растерянности от того, что согласно Конституции у нашей страны нет идеологии и, соответственно, нет  национальной идеи. В результате они вынуждены продолжать танец с чертями, которые всё меньше склонны к реверансам.
Если же однажды в концепции российской дипломатии будет обозначена стратегическая цель – создание мирового центра сопротивления «глобализации» и обозначен главный противник — генерирующая явную и тайную агрессию англосаксонская корпорократия, то исчезнет путаница и нерешительность в ответе на её происки.
Наверное, следует взглянуть правде в глаза и признать, что Русский мир не может обойтись без опыта советского периода, который делал его гравитационным полем для других народов.
В ином случае мы продолжим утрату своих позиций, как это происходит на Балканах и на Украине. И, в конечном счёте, проиграем цивилизационную схватку.
Что скажут российские государи с Тверди Небесной своим современным последователям?
 
Дмитрий Епишин

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: