slovolink@yandex.ru

Даръ рѣчи. Склероз или ясная память?

Вступление

В Год литературы России, 2015-й, Валентин Распутин незадолго до ухода в мир иной сказал в беседе с Валентином Курбатовым: «Мы незаметно выпали из устойчивого земного существования и оказались на сквозняке поверхностного времени. Того гляди ветром и унесёт. «Господи, за что бы ухватиться?» А вот за русский язык и ухватиться. Прислушаться к каждому слову, поднять его к свету и посмотреть на семечко в его серёдке: вот что оно значит! Слова от пустого употребления выветриваются, и надо снова, как Адам, идти по райскому саду и называть: вот цветок, облако, дерево». Вот мы и отправимся на прогулку по райскому саду – русской речи, заглядывая в корни слов, называя вещи своими именами.
 
Склероз или ясная память?

Запамятовать – это вынести за память, за её пределы, забыть.
Не запамятовать – значит, не забыть, помнить.
Что же тогда на самом деле говорится в сказках с зачином: «Давным-давно, в незапамятные времена жили-были…»? Ведь «незапамятные» — не за памятью, т.е. в её границах, возможностях памяти, т.е. памятные, помнимые времена. В словаре В.И. Даля написано, что «незапамятный» — это «стародавний, давний, давнишний, древний, давнопрошедший, не оставшийся и по преданию в памяти. Это незапамятный обычай и ведется с незапамятных времен. Незапамятки обозначают незапамятные, давние, забытые времена». С Далем не спорят. Только принимаем во внимание, что в его время слово уже прижилось именно в таком виде. Но да не запамятуем его исконное значение. Синонимом к «незапамятному» должен быть «незабываемый», то, что невозможно запамятовать — подвиг, язык, любовь. Тем более что и само слово «забыть» построено по той же формуле, что и «запамятовать»: за-быть, т.е. оказаться за бытием, за пределами бытия, не существовать в пределах, обозримых памятью (что отнюдь не значит не существовать вовсе, а за пределами). Отсюда вывод: в зачине сказки изначально речь шла о временах давних, но которые не запамятовать, потому что они либо славные, либо страшные, либо иные выдающиеся.
Будь или нибудь?
Будь человеком. Будь умницей.
Не будь свиньёй.
Есть тут кто-нибудь? И вот этот вопрос становится абсурдным: вам нужно, чтобы кто-то был, но вы говорите этому кому-то «не будь». Так ему быть или не быть? Вот в чём вопрос. И не нужны гамлетовские тернии, чтобы понять, что одно исключает другое. «У вас есть что-нибудь поесть?» — говорит голодный, явно рассчитывая хотя бы на кусок хлеба, но почему он ему велит «не будь»? Он приговаривает себя к тому, что в холодильнике будет пусто, хоть шаром покати. И девушка, мечтающая, чтоб её хоть кто-нибудь взял замуж, на нейроконтейнерном уровне уничтожает своего сокола ясного. Украинка в этом случае скажет «будь-хто», отчего у её мечты будет больше шансов исполнится. И поесть попросит в повелительной форме «будь-що». В мове сохранилась старинная форма этого неопределённого местоимения. В какие времена его вывернули наизнанку, из белого сделали чёрным, живую воду подменили мёртвой? Подменили, да ещё ввели шприцем внутривенно. Вот в чём вопрос так вопрос! Гамлетовские тернии отдыхают. Всякий, желающий блага себе и близким, проснись, будь человеком, умницей и будь добр, вспомни Рѣчь предков, говоривших: «Есть тут будь-кто? А поесть найдётся будь-что?» Чувствуешь разницу? И шкура твоя почувствует, и желудок. Тем же путём надо следовать и белорусам с их што-небудзь, як-небудзь, дзе-небудзь.
Светозарное
или несусветное?
Несусветная околесица – в сегодняшнем восприятии это тирада, лишённая смысла. Ну, что ты несёшь несусветную околесицу?
В словаре живого великорусскаго языка Даля — синонимы к «несусветному» — необычайный, невыносимый. И вот эти определения верны, если рассмотреть слово в первозначении. А чтобы увидеть первозначение, зрим в корень. Их тут два: несу свет. Вот свет-то и может быть необычайным, или ярким для невыносимости, или просто невыносимым, даже смертельным для тьмы.
Синонимом «несу-светного» в его первозначении является «несуразное»: несу РАзное. РА – часть солярного слова «яро», РА входит в состав всех мажорных, жизнеутверждающих слов: радуга, радость, красота, грация, справедливость, правда, раджа, raggio – [раджё]луч (ит.), roi – король (фр.), Reich – царство (нем). Раджа перекликается с «суражий»: «видный, привлекательный». Толковый словарь Даля: «пск. твер. суразый, суразный, пск. влад. тамб. видный, пригожий, казистый. Сураждая девка. Несуразный конь, нескладный. Суразица ж. пск. сиб. сходство, подобие. И суразицы с ним нет. | Пара, чета к чему, подобен, противень. Подобрать к подсвечнику суразицу. | Суразица, суразина пск. толк, успех, порядок в деле и в работе. Сураз м. сиб. небрачно рождённый. см. разить. | Сиб. перм. бедовый случай, удар, огорченье. Сураз за суразом! беда по беде». В словаре Ушакова: «РАЖ, ража, мн. нет, муж. (фр. rage) (разг.). Ярость, неистовство, исступление, сильное волнение».
«Rage» — ярость, азарт, страстное желание, неудержимое стремление (фр.). В русском: войти в раж = войти в азарт ( мое личное понимание этого выражения). Оrage, ouragan — буря, ураган. К тому же, слово ураган, раж перешли в русский почти без изменения в произношении ( ураган — во франц. лишь носовой звук в конце слова). В русском есть и однокоренные слова: кураж — courage ( фр.) — мужество, смелость, храбрость. И в русском образовался даже глагол «куражиться» — издеваться над кем-либо, выставляя себя «сверхчеловеком» (личное толкование-ощущение этого выражения). Думаю, что и такие слова, как враг — вражда — враждовать и т.п. являются однокоренными».
(М.А. Анашкевич)
Околесица – тоже сложное (двусоставное) слово: около леса; оно входит в другое лексическое гнездо: околица, улица: около лица, у лица, своего рода чертёж, план, согласно которому строили дома в деревнях, когда жили родом, поколениями вместе и сын строил избу у лица отчей. А жить около леса в современных городах – это сохранять себе здоровье и продлять дни. Так что «несусветная околесица» — это совсем не то, что мы сегодня думаем. На мешке с мукой написано дуст, и мы травим им тараканов. И тараканы целы, и мы вымираем без блинов. А нет бы попробовать, что в мешке. Да верим написанному.
 
Заключение

Валентин Распутин ушел из этой жизни 14 марта 2015-го, по допетровскому календарю 7523 лета. Это в высшей степени символично. И для самого классика, как будто пробил его литературный час отчалить в лучший мир, и своим уходом он как бы что-то сказал по поводу Года, возможно, не принял или принял не до конца. Тогда что не принял? Или это касается вообще всей литературы? Нашей или всемирной? Символичен этот уход и для литературы, которая осиротела, потеряв одного из своих уникальных творцов: Год литературы стал Годом утраты выдающегося писателя. И только лет через тридцать станет понятно, появился ли на свет в этом Году новый протопоп Аввакум, Николай Лесков, Михаил Лермонтов, приняв эстафету олимпийского огня Слова, чтобы нести его будущим поколениям и сказать: «Я несу свет». Это же вправе был говорить и Валентин Распутин: «Несу свет».

Маргарита Сосницкая.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: