slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Чудо в наших руках, или Слово в защиту природы

Тема окружающей нас среды, сохранения природы для будущих времён — одна из основных в творчестве прозаика и поэта, члена Академии российской литературы Алексея Никифоровича Корнеева. Это нашло отражение в двух последних его книгах — «По милости природы», выпущенной в 2012 году издательством Московской городской организации СП России, и «Прогресс — как тёмный лес», только что опубликованной в том же издательстве. Примечательно, что она вышла в нынешнем, 2013­м, объявленном Годом защиты окружающей среды. Отрывки из этой книги автор и предлагает вниманию читателей «Слова».

Вы слышали о таком понятии, как «семь чудес света», рожденном в античную эпоху? Это, к примеру, древние пирамиды Египта, Александрийский маяк, статуя Зевса Олимпийского, висячие сады Семирамиды в Вавилоне... Но их таких, созданных умом и руками человека, вовсе не семь, а в десятки, в сотни, а может, и в тысячи раз больше...
В этой же моей публикации речь пойдёт о самом главном для всех нас Чуде, породившем все другие, — о ПРИРОДЕ... Вот, к примеру, крохотное семечко, брошенное во влажную почву. Полежит оно какое­то время, и выглянет из него нежный слабенький росток, зазеленеет он от солнечных лучей, пойдёт развиваться. И вырастет из него травинка или деревце, которое затем может вымахать в огромное дерево. А посади яблоньку или грушу, вишню, сливу, и принесут они лакомые плоды. Ну разве это не чудо, если семечко или отросточек, опущенные в землю, находят там для себя какие­то полезные соки, чтобы вырасти до заданных природой размеров и назначения, в том числе для потребления человеком.
А сам человек с его разумом, с его рукотворными «чудесами»? И он ведь тоже — дитя Природы, за тысячи лет превратившей его из дикого, обезьяноподобного существа в современное, разумное. На радость свою создала его Природа или к огорчению, на свою же беду?
Так как он действует, с развитием своего мозга­разума, особенно в последние два века и в начале XXI, думается, приведёт Природу­матерь и, естественно, самого себя к погибели. Поскольку не прожить ему без неё, иначе говоря, без чистого воздуха, без чистой воды, без плодородной почвы, что и есть вся сама суть — ПРИРОДА...
По милости Природы мы живём,
По милости её мы выживаем.
Она и стол для нас, и тёплый дом,
Но жаль, об этом часто забываем,
Не бережём её, не сохраняем.
Она, как мать родная, терпелива,
Но есть терпенью долгому предел.
И коль не сохраним мы это диво,
Красивее на свете всех красивых —
К тебе вопрос: «А будешь ли ты цел?..»
* * *
Невиданный, неслыханный технический прогресс двадцатого века, получивший ускорение в наступившем двадцать первом, рассчитан, конечно, на благо человека, на повышение комфортности его жизни. Ну разве это плохо, если круглый год в доме и тепло, и светло, и газовая или электрическая печь для приготовления еды, да ещё вода как холодная, так и горячая? Не говорю уж о разных приборах для увеселения или познания (телевизор, радио, компьютер), для облегчения домашней работы или очистки воздуха и питьевой воды. Далеко не каждому человеку придёт в голову мысль об отказе от таких удобств, порождённых прогрессом. Хотя, замечу, есть и убеждённые противники городского уюта. Они порой даже покидают свои квартиры в многоэтажках, находят своё место в сельских поселениях, ближе к природе. Они подальше бегут от захватывающей нас техноатмосфеты с её удушливым смогом, надоедливым шумом, не дающим даже по ночам выспаться и отдохнуть от вечной, я сказал бы, блошиной суеты...
Моя двоюродная сестра Мария Стаханова (в девичестве Гаврилова), которой в молодости врачи пророчили сто лет жизни, по окончании химико­технологического техникума четверть века проработала на одном из химических предприятий столицы. Порадовалась уходу на пенсию не в 55, как положено другим, а в 45 — по льготе для работавших на вредном производстве. Собиралась после этого отдохнуть где­нибудь в санатории, но прожила после пенсии всего... пять месяцев. Таков был результат многолетней работы на химпроизводстве.
И дым, и пыль, и газ, и копоть
В дыхалках, как песком, першит.
Хоть за троих тут будешь лопать —
Нет, не поможет аппетит.
Тут в сорок лет позеленеешь,
До пенсии не доживёшь.
Смотрю на молодых — жалею:
Эх, молодёжь, ты, молодёжь!
С какой ты радостью простилась
С деревней, с родиной своей,
И как легко ты окрестилась
Сияньем городских огней!
Пока ты Молодость — не хочешь
Про дым, про смог какой­то знать,
Лишь веселишься да хохочешь,
Забыв Природу, свою мать...
Тридцатые годы прошлого века характерны интенсивным ростом промышленности, особенно химической, а также металлургии, машиностроения... А грозные сороковые с их огненно­пороховым дымом сражений — тем более оказались губительными для природы, не говоря уж о человеке. Да и после той страшной войны, когда надо было залечивать её кровавые раны, а в воздухе снова запахло порохом из­за «холодной войны», навязанной американским империализмом, Советский Союз вынужден был спешно, без оглядки на все другие факторы развивать оборонную промышленность. А там пришла очередь «великих строек», интенсификации сельского хозяйства вкупе с её химизацией — с увлечением пестицидами и гербицидами... И если дело дошло до промышленных строек вблизи жемчужины России — Байкала, который народ в своих песнях именовал «славным морем, священным...», то что было говорить о каких­то там «мусорных» проблемах.
Правда, в этом отношении что­то делалось: экологическая служба подавала свой голос. Но слабоват он был в ту пору, не смог пересилить гул ударных строек. А в постсоветские годы и вовсе оказались заглушённым свободой действий «новых русских», которые в обмен на валюту стали хищнически опустошать родные леса и недра.
Между тем экологические проблемы нарастали, бедная природа всё терпела, пока ароматы гнилья и тлена не дошли аж до резиденции нынешнего президента в подмосковном Ново­Огареве. Хочется надеяться, что после его тревожных слов о необходимости жёстко решать злополучную проблему с мусором пресловутый воз тронется с места. В первую очередь это касается столичного мегаполиса и Подмосковья. Здешние полигоны твердых бытовых отходов (ТБО), карьеры и несанкционированные, дикие свалки буквально завалены мусором, в том числе опасным для здоровья человека. Всё это проникает в почву и водоносные слои, ставя под угрозу существование всего живого.
* * *
Более четверти века проживаю я в подмосковном городе Чехове, которому нет ещё шестидесяти. Наверное, потому не успел он обрасти крупными промышленными предприятиями, кроме завода резинотехнических изделий (РТИ), «Гидростали», ныне замирающего «Энергомаша» и почти умершего Полиграфического комбината, в прошлом градообразующего, известного всей стране. Считаясь, видимо, по своей молодости одним из самых зелёных подмосковных городов, ныне Чехов всё теряет и теряет свой прежний наряд. Причина этого, кажется, общая для всех городов — новостройки. Не обошли они и наш город с громким именем великого писателя. Но глянул бы тот на бывшее село Лопасня, знакомое по одноимённой железнодорожной станции, откуда отправлялся в недальнее любимое Мелихово, и мог бы узнать лишь прежний беленький вокзал, да и то оголённый: от липового тенистого сквера, украшавшего прежде вокзал, осталась лишь пара засыхающих деревьев. Зато всю привокзальную площадь заполнила масса разнокалиберных торговых заведений и плотно движущихся автомашин. От этой суеты и газового смога с непривычки кружится голова. Недаром можно слышать от чеховцев: у нас, мол, машин, как в Москве. Особенно на площади у двух вокзалов (второй — современный, автобусный). Место это стало, как Содом и Гоморра, для всех чеховцев притчей во языцех.
Чудом, можно сказать, при участии краеведов удалось сохранить почтовый домик, откуда А.П. Чехов отправлял свои письма и где ныне обустроен интереснейший музей писем со старинным почтовым интерьером. Однако домик этот, зажатый массивами торговых зданий, приезжий человек может и не заметить: так уж здешние чиновники и архитекторы «вписали» местную достопримечательность в современный городской интерьер, словно цинично демонстрируя всем, что торговые доходы в звонкой монете для них гораздо важнее ценностей духовных.
Я был свидетелем того, как «резинка», то есть завод РТИ, славно поработавший на оборону в годы минувшей войны, здорово отравлял чеховский (в ту пору лопасненский) воздух и губил зелёные насаждения. К «резинке» добавляла удушливой отравы расположенная на окраине города мусорная свалка, где сжигались, вминались в грунт, а оттуда попадали в близкую реку Лопасню разные отходы. Как и все жители Чехова, я мысленно и в голос вопрошал: когда же это кончится? Когда же люди вздохнут свободно и очистятся «зелёные лёгкие» города?
Кажется, такое время наступает: от «peзинки» уже не тянутся над городом прежние чёрные дымы, и над свалкой их не видно, хотя подвоз туда отходов продолжается, правда, с запретом въезда мусоровозов из Москвы и соседних районов. А после слов президента на тему экологии вроде бы ускорилось и дело с началом строительства мусороперерабатывающего комплекса. Хотя тут вышла незадача: отведённая под него территория оказалась местом нахождения чистейшей подземной воды, так необходимой растущему городу, население которого намечено довести до 80 тысяч жителей. Протестующие жители деревень, где намечалось строительство мусороперерабатывающего завода, сумели­таки убедить администрацию района в том, что подземные источники чистой воды гораздо ценнее будущей «мусорки», и добились пересмотра прежних планов размещения предприятия. Но решение областных властей о строительстве комплекса по переработке отходов в Чеховском районе не откладывается, и лишь время покажет — сохранит ли наш город свою славу одного из самых зелёных в Подмосковье.
Впрочем, надеяться на лучшее не приходится: с ростом города неумолимо растёт и его автопарк, ныне беспорядочно разбросанный по всем улицам и переулкам. Если пройти по ним вечером, когда автовладельцы после работы съезжаются к своим домам, то за голову можно схватиться: у каждой многоэтажки шеренгами, как на параде, выстраиваются автомобили, теснятся у подъездов так, что детской коляске не пройти. Они занимают все обочины, сминая жалкие остатки газонной травы, а то и деревца. Какая уж тут экология, санитария, когда во время дождей от машин образуется грязное месиво, а в сухую погоду — пыль столбом.
Словом, «автомобили, автомобили, вы всё вокруг заполонили», и переломить эту ситуацию не просто. Только в минувшем году, например, с авторынков России ушло покупателям около двух с половиной миллионов машин, и производство их у нас, вкупе с поставками из­за рубежа, не уменьшается. Представьте себе, сколько горючего сжигается ими, сколько смога глотают люди и зелёный покров земли!
* * *
Нарастающий технический прогресс с нашим плёвым отношением к экономии во всём приведут к тому, что в ближайшие десятилетия мы действительно окажемся перед угрозой «конца света». И только борьба за спасение каждого родника и водоёма, только строгие законы по сохранению природы помогут продлить её и, следовательно, нашу жизнь. А воспитывать бережное отношение к окружающей нас среде надо с ранних детских лет, как это делается, к примеру, в Плавском районе, что на Тульской земле, где пришлось мне побывать нынешней весной.
Эта тема присутствует в каждом выпуске районной газеты «Плавская новь», причем с фотоснимками. Здешние ребята сажают молодые деревца, расчищают родники, а десант клуба добровольных пожарных и волонтёров во главе с его председателем М.А. Макаркиным очистил с надувной резиновой лодки реку Плаву и её берега от мусора для устройства городского пляжа. В Плавске создан детский экологический центр, который проводит большую работу по воспитанию ребят, в том числе и младшего возраста. Так что нынешний Год защиты природы проводится в Плавске как большой праздник, подкреплённый практическими делами...
Честно говоря, после этой поездки на свою малую родину я испытал горечь разочарования, глядя на город, где проживаю, с его загрязнёнными прудами и замусоренной речкой Лопасней. Так что чеховским любителям искупаться на природе не осуществить летом этого желания из­за отсутствия пляжа как такового. Как тут не сожалеть!
Грустно сознавать, что прославленное Подмосковье с его «голубыми глазами озёр» обретает ныне удручающую картину гибнущей природы. То же можно наблюдать и в других регионах страны...
Сегодня негде искупаться. Завтра некуда будет выйти, чтобы полюбоваться зеленью лужайки или леса, подышать свежим воздухом. А там уже не найдём в супермаркетах ничего натурального. И сейчас уже немало ГМО­продуктов с разными добавками, которые нам подсовывают современные «нано»­технологи... А дальше что?..
Этим вопросом и озадачимся в нынешний Год защиты окружающей среды. Продлить бы его на будущие годы, чтобы залечить нанесённые матери­Природе неисчислимые раны. Чтобы сохранить это Чудо, данное всем нам на долгие века. Не разбить бы его, как бесценную хрустальную вазу...

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: