slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Блеск и нищета капитализма

Георгий Цаголов  После крушения социализма и распада СССР многим казалось, что капитализм на земном шаре навсегда одержал победу. О «конце истории» и триумфе «либеральной демократии» безапелляционно писали дипломированные социологи за океаном. Но с недавних пор такого рода утверждения стали подвергаться сомнению.
  Глобальный финансово-экономический кризис вновь ребром поставил вопрос о приемлемости формации, допускающей подобные катаклизмы. Всё больше говорят о закате западного образа жизни и даже о его агонии. На передний план выдвигаются проблемы поиска оптимальных моделей общества, внесения существенных корректив в формы организации мирового хозяйства и национальных экономик. 

  За рубежом и у нас в последнее время появилось немало книг, затрагивающих эти аспекты. Две из них, на наш взгляд, заслуживают того, чтобы вкратце представить их читателям газеты. Это «Эпоха потрясений» американского финансиста Алана Гринспена, проработавшего на кухне глобальной экономики дольше кого бы то ни было, и «Анатомия российского капитализма» (второе издание) русского экономиста профессора Станислава Меньшикова. Оба автора довольно известны. Они придерживаются диаметрально противоположных позиций и приходят к совершенно разным теоретическим и практическим выводам. Ознакомление с такими работами дает богатую пищу для размышлений о выработке требуемой нашей стране общественно-экономической системы.

Непреложные факты в очеред-ной раз свидетельствуют, что «невидимая рука рынка» Адама Смита не справляется с функциями сколь-либо удовлетворительного регулятора. Впрочем, это стало вроде бы совершенно ясным и со времён Великой депрессии ХХ века. Кейнсианство знаменовало эру активного вмешательства государства в капиталистическую экономику, продолжавшуюся до 70-х годов включительно. Затем стараниями монетаристов и потворствующих им англосаксонских политиков, желавших более широкой экспансии на международной арене, процесс был повёрнут вспять. Воскресший рыночный фундаментализм усилил такие негативные черты капитализма, как спекулятивность, монополизм и паразитизм. Резко возросли масштабы фиктивного капитала. Ствол реальной экономики стал не выдерживать разрастающейся виртуальной и фиктивной кроны. Капитализм «запузырился», что в конце концов привело к взрыву небывалой мощи с пока ещё непредсказуемыми последствиями для всего человечества.
  В романе английской писательницы Мэри Шелли «Франкенштейн, или Современный Прометей» человекоподобное чудовище, созданное из неживой материи одним злополучным медиком, заявляет: «Ты мой созидатель, но я твой господин. Покорись!» Похоже, что современное общество выпестовало собственного рыночного монстра и теперь само превращается в его раба.
  8 января 2009 года первые лица Франции, Германии и экс-премьер Великобритании Тони Блэр встретились в Париже, чтобы обсудить будущее мировых финансов. Призывая к строительству «нового регулируемого капитализма», французский президент Николя Саркози обрушился на политических приверженцев экономического либерализма, а также спекулятивную клику магнатов, подверг критике «безнравственную систему, где логика рынков извиняет всё, где деньги следуют за деньгами».
  Как же ведут себя наиболее активные творцы тлетворных тенденций? Большинство отмалчивается. Некоторые, открещиваясь от содеянного, подвергают критике пагубный тренд, к которому они, якобы, не причастны. Другие же, пытаясь, во что бы то ни стало сохранить лицо, искажают и лакируют действительность.
 

ГЛЯНЕЦ ГРИНСПЕНА. СОРОС – ПРОТИВ, КУДРИН – ЗА


  Одним из главных виновников разыгравшейся мировой экономической драмы часто и не без оснований называют Алана Гринспена. Он родился в Нью-Йорке, получил музыкальное образование и какое-то время играл на кларнете и саксофоне в профессиональном оркестре. Но прославился всё же в качестве одного из дирижеров американской и мировой экономики.
  Доллары, бизнес и финансы всегда интересовали его не меньше музыки. Гринспен рассказывает, как в 30-е годы его родители снимали на лето дом неподалеку от океана в южной части Куинса и они с двоюродным братом часто бродили по пляжам в поисках оброненных монет. С той поры он постоянно смотрит под ноги при ходьбе. Когда его спрашивают – зачем, он отвечает – «Деньги ищу». И Гринспен их находит.
  Склонный к математике, он не отличался пристрастием к литературе. Но все же прочитал всё, что только мог найти о Джоне Моргане, размеры личного состояния и масштабы корпоративной империи которого потрясли его до глубины души: накануне Первой мировой войны под контролем Моргана находилось 20 млрд  долларов.
  Окончив Школу коммерции в Нью-Йоркском университе, Гринспен некоторое время сотрудничал с журналом «Форчун», а затем совместно с партнёром организовал консультативную фирму «Таунсенд-Гринспен». Он сближается не только с руководителями американского бизнеса, но и с экономистами и политиками, противоборствующими кейнсианству, в частности с Артуром Бернсом, председателем Федеральной резервной системе при Ричарде Никсоне. С 1974 по 1977 год Гринспен уже возглавлял Экономический совет его преемника республиканца Джеральда Форда. Затем в годы правления демократов Гринспен вновь с головой окунается в свой частный бизнес и одновременно входит в советы директоров «Алкоа», «Мобил», Дж. П.Морган», «Дженерал Фудс» и других могущественных корпораций и банков. В 1987 году Рональд Рейган назначил Гринспена на пост председателя ФРС, который он занимал на протяжении 18 лет.
  Только что из печати вышла переведенная на русский язык его книга с красноречивым названием «Эпоха потрясений. Проблемы и перспективы мировой финансовой системы» (М. 2009). Недавно ушедший в отставку, но всё ещё влиятельный чиновник и бизнесмен пытается оправдаться в «допущении некоторых ошибок». Именно во время пребывания Гринспена на ключевых государственных постах были заложены мины замедленного действия, приведшие впоследствии к «цунами с Уолл-стрита». Никак не желая расстаться с прежним титулом «экономического гуру», автор не находит в себе мужества открыто признать, что именно он внёс немалую лепту в создание порочной, чреватой катастрофой мировой финансовой инфраструктуры.
  Основную часть опуса Гринспена представляет аллилуйя рыночно-капиталистической экономике и глобализации, льющих воду на мельницу интересов американских транснациональных корпораций и банков. «Отказ от регулирования экономики, — пишет он, — был одним из самых славных (и не воспетых пока) достижений администрации Форда».
  Но возникает вопрос – не этот ли демонтаж промостил путь к «эпохе потрясений»? По Гринспену – нет. Основной его посыл — случившаяся драма была непредсказуема и нетипична: «Нынешний кризис как раз из разряда таких редких событий, случающихся не чаще раза в 50 или 100 лет». В целом же: «У капитализма нет истории неудач. Рыночная экономика была успешной на протяжении столетий в результате последовательного отказа от всего неэффективного и неподходящего и вознаграждения тех, кто предвидит спрос и удовлетворяет его путём самого эффективного использования труда и капитала».
  Ревностный приверженец концепции «Созидательного разрушения» известного австрийского экономиста прошлого века Джозефа Шумпетера (переехавшего позже на работу в США и ставшего профессором Гарвардского университета) утверждает, что рыночная экономика постоянно совершенствуется изнутри за счёт естественного вытеснения устаревшего и убыточного бизнеса и перераспределения ресурсов в пользу новых, более продуктивных компаний. В итоге такого «непрерывного штурма» и развиваются процессы технологического обновления современного капиталистического общества.
  Спрашивается, почему же на протяжении всей истории капитализма часто преобладает и противоположная тенденция – «Разрушение без созидания»? Почему в США и многих других странах в последние четверть века стали особо процветать сугубо спекулятивные финансово-олигархические группировки, расплодилось множество всевозможных фирм, полностью оторванных от целей и нужд реальной экономики? Именно в курируемой Гринспеном финансово-кредитной сфере свили гнёзда организации, специализирующиеся на рискованных и расшатывающих общую обстановку операциях. Информационная революция резко расширила рамки для возможностей превращения мировой экономики в казино, объект манипуляций со стороны глобальных финансовых пирамид.
  Кстати сказать, последняя работа столь почитаемого Гринспеном Джозефа Шумпетера называлась «Движение к социализму». В этом, датируемом 30 декабря 1949 года (за 10 дней до смерти), произведении выдающийся экономист первой половины ХХ века писал: «В своём диагнозе Маркс ошибался относительно того, каким способом произойдёт крушение капиталистического общества; но он не был неправ, предсказывая, что со временем оно потерпит крах» (Йозеф Шумпетер, «Избранное», М.,«Эксмо», 2007, с. 836).
  Впрочем, и у Гринспена вперемежку с панегириками рыночной системе то и дело проскальзывает тревога за растущее неприятие капитализма обществом: «Хотя централизованное планирование не может считаться заслуживающей доверие формой организации экономики, сражение в умах людей за его антипод – рыночный капитализм и глобализацию – ещё далеко от завершения. На протяжении жизни 12 поколений капитализм демонстрировал одно достижение за другим и обеспечивал беспрецедентный рост уровня жизни на значительной части земного шара. Тем не менее многие лишь мирятся с капитализмом, а число принимающих его полностью не так уж велико».
  Гринспен почему-то не уточняет, что в итоге глобального насаждения капитализма плоды благополучия достаются почти целиком странам «золотого миллиарда», а подавляющая часть населения «мировой деревни» как ни с чем была, так и осталась.
  В 13-й главе «Модели капитализма» Гринспен пытается принизить достижения Нового курса Франклина Рузвельта, сетует на то, что французы публично отрекаются от экономического либерализма и глобализации: «В 2005 году, — не без раздражения пишет он, — Жак Ширак прямо заявил, что «ультралиберализм является не меньшей угрозой, чем в своё время коммунизм». Не удивительно, что стороной обходится и успешная, поучительная практика смешанной экономики скандинавских стран, никак не вписывающаяся в канву генеральной линии автора. Поскольку феномен Китая также никак не вяжется с его постулатами, он настоятельно поучает руководство этой страны демократии и «подлинному капитализму», без которых, якобы, нельзя «рассчитывать на долгосрочный успех».
  В главе 16 «Острые локти России» Гринспен пишет: «Выбирая между демократическими свободами и экономической нестабильностью времен Ельцина и стабильностью и авторитаризмом при Путине, большинство россиян пока предпочитает Путина. Меня это огорчает…».
  Из российских экономистов, причастных к выработке российской политики, Гринспен особо и положительно выделяет Андрея Илларионова, долгое время занимавшего должность советника президента Путина. По мнению Гринспена, «длительность пребывания Илларионова в Кремле может свидетельствовать о привлекательности капиталистической парадигмы для Путина… Однако после столь многообещающего признания капитализма Путин изменил свою позицию».
  В восторженном предисловии к русскому изданию книги А. Гринспена заместитель председателя Правительства РФ, министр финансов РФ Алексей Кудрин заявляет, что «её изучение должно стать обязательным элементом экономического образования». Что ж, рыбак рыбака видит издалека. Но вот вопрос: стоит ли внедрять, мягко говоря, сомнительные идеи в головы нашей учащейся молодежи?
  Даже Джордж Сорос – один из наиболее известных практикующих олигархов-спекулянтов, внесших немалую лепту в раскачивание мировой финансовой лодки, подвергает взгляды Гринспена самой серьёзной критике. В недавней работе «Новая парадигма финансовых рынков» Сорос подмечает: «Алан Гринспен в свою бытность главой ФРС применил свой талант для защиты неверной позиции… Она основана на чрезмерной уверенности в механизме работы рынка. Эта концепция, уходящая корнями в прошлое (ещё в Х1Х веке такую доктрину называли laisser-faire) стала доминирующей в 1980 году, когда Рональд Рейган был избран президентом США, а Маргарет Тэтчер заняла пост премьер-министра Великобритании. Превалирующая парадигма – теория равновесия – и её политическое следствие, рыночный фундаментализм, не только оказались неспособны объяснить происходящее, но и ввергли нас в хаос. Нам необходима новая парадигма». В этом можно полностью согласиться с американским мультимиллиардером, называющим себя «неудавшимся философом и удачливым спекулянтом».
  Никто не ратует за то, чтобы всё было заорганизовано или зарегулировано. И мы считаем, что в обществе не следует ущемлять здоровые рыночные начала, конкуренцию и предпринимательство. Свободы нужны, но не приводящие к всеобщему краху. Так же, как и мы понимаем, что не всякое регулирование представляет собой добродетель. С одной стороны, оно не должно проводиться в интересах лишь олигархов или государственной бюрократии. С другой, не стоит регулирование превращать в инкубатор, разводящий бездельников и паразитов.
  В условиях разразившегося кризиса стало ясно, что рецепты Гринспена и ему аплодирующих не подходят ни для зарубежных развитых экономик, ни для нашей страны. Преобладающими тенденциями сегодня являются возрождающееся кейнсианство и активное вмешательство государства ради спасения от кризиса.
 

СКАНЕР НАШЕЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

 
  Рассуждения о подходящей для нашей страны экономической модели требуют прежде всего непредвзятого и глубокого анализа сложившейся ситуации. В этом отношении недавно вышедшее из печати второе издание книги профессора Станислава Меньшикова «Анатомия российского капитализма» (М.,«Международные отношения», 2008) представляет особую ценность.
  Читателям газеты не надо представлять С.Меньшикова, являющегося её ведущим (если не первым) автором. Его яркие и глубокие статьи на острые и злободневные политические, экономические и международные темы хорошо известны. Но, прежде всего, он учёный экономист с мировым именем, хотя и этого одного сказать в данном случае недостаточно. Лишь несколько характерных штрихов, поясняющих сказанное.
  В прошлом году издательство «Эксмо» выпустило похожий на Библию том избранных произведений одного из наиболее знаменитых мыслителей ХХ века американского экономиста Джона Кеннета Гэлбрейта. Его открывает политико-экономический бестселлер 60-х годов — «Новое индустриальное общество», а завершает написанная классиком совместно с С.Меньшиковым пророческая книга-диалог о судьбах конкурирующих систем – «Капитализм, социализм, сосуществование» (1987 г.), в котором авторы уже тогда задумались о новых конвергентных формах современного общества. С.Меньшиков является автором широко известных, переизданных за рубежом книг «Миллионеры и менеджеры», «Инфляция и кризис регулирования», «Советская экономика: катастрофа или катарсис?», «Бизнес-цикл», «Длинные волны экономики», «Экономика России», «Новая экономика» и многих десятков других произведений, в том числе и художественных.
  На состоявшемся полтора года назад в Секции общественных наук Российской Академии торжественном заседании, посвящённом юбилею С.М.Меньшикова, присутствовали съехавшиеся с разных концов земного шара представительные делегации из-за рубежа. Одну из них возглавлял выдающийся американский учёный и общественный деятель Линдон Ларуш. Именно он долгие годы не только яростно боролся против пагубного курса Вашингтона, но и бессчётное число раз предупреждал об опасных структурных изменениях и тенденциях в капитализме, грозящих всему миру финансовой катастрофой. Ларуш предлагал официальным властям США альтернативный план действий по предупреждению бедствия. Его не послушали, и случилось то, что случилось.
  В изданной к юбилею книге воспоминаний С.Меньшикова «О времени и о себе» содержится захватывающий рассказ о богатом жизненном пути и встречах с самыми известными и видными деятелями прошедшего полувека: Хрущёвым и Горбачевым, Дж. Неру и Далай-ламой, Никсоном и Киссинджером, американскими миллиардерами и политиками — Рокфеллером, Фордом, Морганом, Гарриманом. Долгое время С.Меньшиков возглавлял Отдел прогнозирования мировой экономики ООН в Нью-Йорке, где работал бок о бок с лауреатом Нобелевской премии по экономике знаменитым Василием Леонтьевым. По приглашению другой звезды первой величины — Яна Тинбергена — С.Меньшиков не один год вёл курс экономической теории в Роттердамском университете. В молодые годы он уже являлся заместителем директора особо престижного тогда Института мировой экономики и международных отношений АН СССР.
  Между первым и вторым изданием книги С.Меньшикова минуло четыре с половиной года. Позапрошлой весной в США её издали на английском языке. В работе обновилась статистика, а все главы и разделы осовременились с учётом последовавших изменений. Во втором русском издании автор ещё раз осовременил текст, дал новую статистику и дополнительно написал две завершающие главы — 7 и 8-ю, о которых расскажем ниже.
  Главный герой обоих изданий книги С.Меньшикова – олигархическая когорта, сумевшая за считаные годы всеми правдами и неправдами завладеть основными природными богатствами и государственной собственностью, заняв главенствующие позиции в отечественной экономике.
  Читатель резонно спросит: но ведь в течение несколько последних кризисных месяцев ситуация на золотом олимпе страны сильно изменилась? И в самом деле — зенит преуспевания и могущества доморощенных олигархов приходится на весну 2008 года, когда в руках 100 россиян сосредоточились личные состояния в полтриллиона долларов. Ослеплённые такими несметными богатствами самонадеянные магнаты не почувствовали приближающуюся беду. Они продолжали использовать приобретённые ими контрольные пакеты акций корпораций и банков в качестве залога, а на полученные под них от зарубежных банков займы совершали дальнейшую экспансию, заглатывая (но, не переваривая) всё более жирные куски. А когда по мере усугубления финансовых проблем международные корпорации стали продавать бумаги отчасти принадлежащих им российских предприятий, котировки акций последних резко покатились вниз. К тому же, испытав нехватку наличности, иностранные банки перестали выдавать кредиты российским контрагентам, что нанесло дополнительный и весьма ощутимый урон их состоянию и перспективам развития. В июле лопнул нефтяной пузырь, и почти четырёхкратное с тех пор падение мировых цен на нефть в наибольшей мере ударило по российской экономике с её сырьевой ориентацией и зависимостью. В итоге с мая прошлого года золотовалютные резервы России похудели на четверть своего веса, а наша «золотая сотня» потеряла больше половины того, что имела. Тем не менее и оставшиеся капиталы не отменяют её исключительные, доминирующие позиции в нашем обществе.
  Центральная мысль книги С.Меньшикова состоит в том, что в рамках российского капитализма сформировался и действует мощный инерционный механизм, обусловливающий вращение всей экономики в заколдованном кругу перекосов и диспропорций, в результате чего сложившаяся в обществе экономическая ситуация может усугубиться далее. Основные конституирующие черты этой самодовлеющей системы, по определению автора, состоят в преобладании монополии над конкуренцией, тесном сращивании олигархии с государством, гипертрофированности топливно-сырьевых отраслей и недоразвитости внутреннего рынка вследствие незначительной роли малого и среднего предпринимательства, массовой бедности, крайне высокой доли теневого сектора, а также национального продукта, поглощаемого коррупцией и организованной преступностью.
  Из вышесказанного вытекает и главное противоречие нашего общества. Реально существующая олигархическая экономика движется по своим собственным законам, но ей противостоит усиливающееся государство, пытающееся направить её действия в русло, соответствующее общенациональным интересам. Однако это удаётся сделать лишь отчасти. Олигархи неохотно берутся участвовать в планах обновления основного капитала и модернизации нашей страны, начертанных её политическим руководством до 2020 года. Указанного конфликта не было бы, если бы государство действовало во всём так, как хотят олигархи. Но с приходом Путина и Медведева государство уже не является их придатком. Власти борются с олигархами, и временами (к примеру, дело «Мечел») столкновения получают всеобщую огласку.

НОВЫЕ РАЗДЕЛЫ


  В новой 7-й главе книги «Промышленная политика и переход к госкапитализму» представлен более детальный анализ отставания российской промышленности по сравнению с предреформенным уровнем, что показывает объективную необходимость в промышленной политике, переход к которой был сделан в 2007 году. Как известно, влияние государства в последнее время распространилось на широкий круг новых отраслей экономики. Для управления ими одна за другой стали создаваться государственные корпорации. Эти принципиальные изменения, происшедшие во время второго срока президентства Путина, подробно описываются и анализируются во втором издании книги. Вместе с тем автор не считает, что олигархический капитализм сменился госкапитализмом: «Расширение госсектора в последние годы лишь в небольшой мере ограничило степень олигархического господства».
  В связи с этим С.Меньшиков ставит два вопроса: 1) как далеко пойдёт Путин и его преемники по пути ренационализации российской экономики? и 2) какую роль будет играть госкапитализм в экономическом развитии страны?
  По мнению автора, пока что наблюдается весьма противоречивая картина, не дающая чётких указаний относительно будущего развития государственного сектора и его роли в экономике.
  Одна из возможных разгадок этой неясности состоит в гипотезе, согласно которой под руководством Путина происходит не столько «ренационализация», сколько «государственная приватизация», то есть передача кремлёвскому клану фактического контроля над финансовыми активами и денежными потоками большой группы компаний – формально государственных, а фактически превратившихся в кормушку для новых чиновников-миллионеров. Если такое случится, то «кремлевская финансово-промышленная группа» просто растворится в существующем олигархическом капитализме и будет одним из главных его ответвлений, подчиняющихся общим олигархическим законам и правилам поведения.
  Но есть и другой желательный, по мнению автора, вариант развития событий: превращение государственного сектора в главный локомотив роста российской экономики, противостоящий застойным тенденциям, которые порождены её монополистической структурой. Это и есть главный вывод книги и её рекомендация для политики.
  В 8-й новой главе сделан прогноз положения России в мировой экономике в 2030 году. В его основу положен сценарий, в котором наша экономика продолжает расти быстрыми темпами. Это предполагает успешное проведение промышленной политики и существенное увеличение доли капитальных инвестиций в валовом продукте. Но даже и в этом случае значительное отставание и потеря времени в пореформенный период не позволят России и через два десятилетия подняться более чем на пятое место в мире по объёму ВВП. Это будет мир, в котором главенствующую роль в экономике будут играть Китай и США и где России придётся ориентироваться на возглавляемые этими странами два соперничающих или сотрудничающих между собой блока.
 

К КОНВЕРГЕНТНОМУ ОБЩЕСТВУ

 
  Суть предлагаемой С.Меньшиковым программы далека от леворадикальных призывов вернуться к социализму. Это скорее чётко выверенная схема альтернативных реформ, способных гармонизировать ныне сформировавшуюся в России капиталистическую систему, вывести её на траекторию устойчивого роста и повернуть вектор её развития к смешанной экономике, давно уже превалирующей в благополучных странах Запада и Востока.
  По Меньшикову, благополучное общество будущей России станет опираться на две здоровые ноги, всё лучшее, что накопил опыт как мирового капитализма, так и теория и практика социализма. В смешанном обществе должны в полную меру работать и рыночный механизм, и централизованное (индикативное) планирование. Их грамотный симбиоз в условиях народовластия даст синергетический эффект, гармонизирует и ускорит наше развитие, расставит всё по своим местам.
  Пора отказаться и от антисоциалистического и от антикапиталистического курса. Следует вести поиск оптимального сочетания лучших черт считавшихся прежде антагонистическими формаций. Следует исключать негативные крайности каждой из них. Если бы шекспировские Ромео и Джульетта избежали печальной судьбы, их дети общались бы и дружили с родственниками и по отцовской, и по материнской линии, и по линии Монтекки, и по линии Капулетти – прежде двух непримиримых кланов. Так следует поступить и нам.
  Новое конвергентное общество является требуемой для России моделью развития. Сотрясаемый глобальным кризисом мир стихийно делает заметные шаги в этом направлении, во всё большей мере внедряя планово-регулирующие начала, национализируя идущие ко дну крупнейшие банки, страховые компании и промышленные корпорации, разрабатывая комплекс мер по обузданию роста безработицы и других социально-экономических недугов.
  Конвергентное общество – не утопия. Его основы представлены в многовековой успешной практике заходящего ныне в тупик капитализма и 70-летней истории потерпевшего крах, но имевшего на своем счёту и немало завоеваний социализма. Это также и современный опыт Китая с его 1,3-миллиардным населением и необыкновенно быстрыми и устойчивыми темпами роста. Это, наконец, Швеция, Дания, некоторые другие европейские страны. Нам следует двигаться в этом направлении вполне осознанно, последовательно и организованно. Да, это весьма трудно. И нельзя впадать ни в одну из крайностей. Но, как верно заметил когда-то американский писатель Ф. Скотт Фитцджеральд, «проверкой подлинного разума является способность удерживать в сознании две прямо противоположные идеи и при этом сохранять способность действовать». Именно это умение и станет отличительной чертой Будущей Великой России, если конечно таковая состоится. Именно на этой базе может и должна быть сформирована пока что отсутствующая в нашей стране новая идеология.

Профессор Георгий ЦАГОЛОВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: