slovolink@yandex.ru

Берлинская стена. Как «транснациональная антанта» разрушала ГДР

7 октября 2019 г. Германской Демократической Республике исполнилось бы 70 лет. Стоит вспомнить, что уже 18 октября 1989 г., в связи с отставкой в тот день Эриха Хонеккера с постов руководителя Госсовета ГДР и правящей Социалистической единой партии Германии, глава разведки ФРГ (BND) Ханс-Георг Вик заявил западногерманским СМИ, что «с этого события отсчёт времени ухода ГДР с карты мира ускорился». Разрушение ГДР довершили вскоре после торжеств в связи с её 40-летием в 1989 году, в которых участвовало и советское руководство во главе с Горбачёвым.
Ситуация в стране ускоренно ухудшалась синхронно с небезызвестной горбачёвской «перестройкой» и ее пресловутым «новым мышлением». Известные события в СССР того периода, предопределившие его развал, цепной реакцией сказывались на соцстранах Восточной Европы. В такой ситуации ФРГ и Запад в целом провоцировали нелегальную эмиграцию из ГДР в ФРГ и Западный Берлин; на Западе вводились санкции против восточногерманских товаров и производственных проектов; всё разнузданнее становилась антисоциалистическая пропаганда на ГДР западных радиоголосов, особенно западногерманских и западноберлинских. Причем делалось всё это без какого-либо противодействия со стороны СССР.
Пожалуй, главной мишенью в подрывной политике против ГДР стала небезызвестная Берлинская стена, разделившая Западный и Восточный Берлин в августе 1961 года. Именно она стала главным «аргументом» в антигэдээровской истерии на Западе в конце 80-х. Ведь даже в период небезызвестного Берлинского кризиса 1948 года, чреватого войной западных держав с СССР, Москва не пошла на то, что приказал сделать Хрущев в 1961-м — соорудить Берлинскую стену.
Напомним, в конце 40-х западные державы, с помощью создаваемой ими ФРГ и управляемого ими же Западного Берлина, пытались экономически «поглотить» советскую — восточную зону Германии и, прежде всего, Восточный Берлин. По имеющимся данным, для противодействия этой политике предложения по созданию межберлинской стены направлялись в 1948–1949 гг. Сталину со стороны Берии, Хрущёва, Маленкова. Но не от руководителей ГДР.
Сталин назвал предложения о «стене» «примитивными, дискредитирующими СССР и советскую политику в Германии. Нужно экономически, управленчески, профессионально решать берлинскую проблему. Они нас потому и толкают на военно-полицейские меры, чтобы спровоцировать войну. А ведь есть возможности невоенным путём быстро отрегулировать положение...». Такие возможности были осуществлены к весне 1949-го: усилена охрана границ советской зоны в Германии с Западным Берлином и Западной Германией, возросли поставки советских и восточногерманских товаров в Восточный Берлин, жестко регулировались курс введенной в июне 1948-го восточногерманской марки, «западный» импорт и цены в Восточном Берлине и по всей советской зоне...
Однако в 1961-м, когда ситуация была гораздо менее напряжённой, чем в 1948 году, когда ГДР была куда более обороноспособной и стабильной экономически, Хрущев настоял-таки на своей «стене». Зато сразу после её возведения Западному Берлину с ФРГ уже не требовалось себя пропагандировать. А для населения ГДР стал по нарастающей срабатывать рефлекс: если Западный Берлин отгородили, значит, именно там и, тем более в ФРГ, намного лучше, перспективнее и свободнее. Отсюда проистекали чуть ли не массовые попытки жителей ГДР, подстёгиваемые западными спецслужбами и их радиоголосами, преодолевать ту стену, «прорываться» в ФРГ.
Любопытно замечание бывшего сотрудника Первого главного управления КГБ СССР, ветерана Службы внешней разведки полковника Виталия Короткова: «В Западном Берлине, переполненном спецслужбами Запада, работали десятки антисоветских-антигэдээровских организаций, связанных с этими спецслужбами. Все они вели беспрерывную пропаганду против СССР и ГДР, вербовали агентуру в восточной зоне, а затем и в самой ГДР. Западный Берлин был среди мировых центров шпионажа и диверсионной работы».
Это подтверждается пояснительной запиской посольства Румынии в ГДР в адрес румынского МИДа (сентябрь 1989 г.): «...в стране легализуются специальные группы по дискредитации ГДР и пропаганды в пользу поглощения Западной Германией ГДР и Западного Берлина. Уже 3 года в странах Запада, даже в неучаствующих в НАТО или Евросоюзе, ограничивают доступ восточногерманских экспортных товаров; срываются совместные с ними производственные, научные проекты». А в эпилоге, «...страна погружается в хаос, просьбы к советской стороне политически и экономически совместно препятствовать этим тенденциям остаются без конкретных ответов».
Руководство Румынии, напомним, как и Албании, открыто выступало против горбачёвской политики, инициируя более тесные политические взаимоотношения друг с другом и с ГДР. Но Восточный Берлин не решился на публичный альянс с этими оппонентами Москвы. Ибо такой шаг, с учетом ухудшения ситуации в ГДР, подталкивал, по мнению её руководства, к большей активности извне по перевороту в этой стране и её ликвидации. Потому спецслужба ГДР «Штази», более активно контактировавшая с 1987 г. с румынской «Секуритатэ», не решилась на согласованные с румынскими коллегами меры против горбачевской политики.
Хотя вручение Чаушеску 27 января 1988-го, в связи с его 70-летием, ордена Карла Маркса в Берлине было вроде как сигналом об антигорбачёвском союзе ГДР и Румынии, но он так и не оформился. Возможно, это было обусловлено ещё и прогнозом Чаушеску в сентябре 1988-го: «Они не посмеют меня тронуть». Так считал, видимо, и Эрих Хонеккер — по крайней мере, до октября 1989 года. Но оба политика трагически ошиблись…
Вскоре бывшая ГДР стала внутренней колонией ФРГ. Ибо по оценкам ЮНИДО и Европейской экономической комиссии ООН (2018–2019 гг.), в сравнении с 1988 годом ВВП здесь упал почти вдвое; численность населения сократилась почти в полтора раза (в основном, за счёт массового выезда из экс-ГДР на заработки и жительство в западные земли); число промышленных предприятий составило лишь 40% от уровня 1988 г.; число объектов науки и здравоохранения сократилось вдвое и более чем втрое.
Словом, «транснациональная антанта» (фр. entente «соглашение») против ГДР смогла её разрушить в кратчайшие сроки. Следующим шагом такого сценария, спустя лишь 2 месяца, был кровавый переворот в Румынии…
 
Алексей ЧИЧКИН.
 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: