slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Балканы. Цинизм под маской "милосердия"

Десять лет назад народ Сербии пережил тяжёлую трагедию. 78 дней на страну сыпались бомбы с самолётов НАТО, 78 дней сербы видели ад на своей земле. Агрессию против Сербии натовские генштабисты преподнесли миру как «закономерную необходимость», как операцию, без которой будто бы никак нельзя было обойтись. Они дали этой операции фарисейское и циничное название «Милосердный ангел». Решение бомбить сербов принималось в обход Совета Безопасности ООН. 

  Начав войну против Сербии, тогдашний американский президент, игривый плейбой Билл Клинтон, и госсекретарь Соединённых Штатов Мадлен Олбрайт демонстративно попрали нормы международного права, отказавшись считаться с мнением других стран. Обрушиваясь на Сербию, США рвались преподать урок не только ей, но и всем непокорным народам, не желающим жить по инструкциям, составленным в Вашингтоне.
  Решение американцев бомбить Сербию поставило в сложное положение тогдашних руководителей России. Премьер-министр Евгений Примаков узнал о применении натовцами военной силы против Сербии, находясь на борту самолёта, который должен был доставить его в США на переговоры с американцами. Получив известие о начале войны на Балканах, Примаков развернул самолёт на Москву.  А ведь в канун натовских бомбардировок именно Примаков уговорил президента Югославии Слободана Милошевича пойти на уступки в урегулировании косовского кризиса, используемого Западом для давления на сербов.
  Американцам мирные инициативы ни со стороны России, ни со стороны Югославии были не нужны. Российский президент Борис Ельцин обратился к Клинтону с призывом не начинать войну в Европе, но «друг Билл» встретил его слова высокомерным молчанием.
  На Западе понимали, что Кремль не будет реально защищать сербов, хотя те очень рассчитывали на его поддержку. Сразу после начала натовской агрессии парламент Югославии проголосовал за присоединение республики к Союзу России и Белоруссии. Российская Госдума положительно отреагировала на это решение, порекомендовав Ельцину поддержать его. Но он заблокировал инициативу югославских и российских парламентариев. Западные лидеры воспринимали отсутствие у Кремля самостоятельной и последовательной позиции как проявление внешнеполитической слабости. Надо сказать, что резоны для этого у них имелись: несмотря на дипломатические реверансы в сторону сербов, российские представители раз за разом ставили подписи под всеми резолюциями, подготовленными в Вашингтоне или Брюсселе и диктовавшими югославской стороне жёсткие условия.
  В конце 90-х годов прошлого века Запад открыто демонстрировал свою неприязнь к сербам, хотя ни один народ в ходе своей истории не претерпел такого количества трагедий, как они. На протяжении веков сербам приходилось сражаться и за свою государственную независимость, и за право на собственную культуру.
  В годы Первой мировой войны Сербия была оккупирована Австрией, а в годы Второй мировой – Германией, Италией, Венгрией. 1941 – 1945 годы стали для южных славян временем жесточайшей трагедии – из 16 миллионов югославского населения погибли 1 миллион 695 тысяч человек. Больше всех пострадали сербы, подвергшиеся репрессиям со стороны оккупантов и геноциду со стороны их прислужников – хорватских националистов-усташей и албанских карателей.
  После 1945 года власть над Югославией оказалась в руках коммуниста Иосипа Броз Тито. Хорват по национальности, он разделил страну на шесть республик, две из которых – Хорватия и Босния – получили обширные сербские районы. Стабильность титовской Югославии строилась на принципе получения всем несербским населением дополнительных прав за счёт сербов. Понятно, почему распад Югославии автоматически означал войну – сербы хотели сохранить за собой территории своего исконного проживания. И сохранили бы, если бы в югославянские дела не вмешался Запад, занявший однозначно антисербскую позицию. «Большая Югославия» распалась, но оставалась ещё «Малая Югославия» – государство в составе Сербии и Черногории.
  Но и для «Малой Югославии» беды не закончились. На Косово, входившее в Сербию в качестве автономного края, «эксклюзивные» права предъявили проживавшие здесь албанцы и начали создавать вооружённые формирования  для «освободительной борьбы». Косово является исконной сербской  территорией, никогда не входившей ни в одно из албанских государств, и претензии косоваров на него выглядели довольно-таки абсурдно. В Белграде так и посчитали.
  Однако капитаны западной политики с их антисербской заангажированностью обвинили правительство Югославии в преследовании косовских албанцев, в этнических чистках. Ища предлог для расправы над Югославией, натовцы разыграли роль защитников албанцев, радетелей их прав, будто бы ущемляемых сербами. В НАТО предпочли «не заметить» террора против сербского населения, устроенного головорезами из «Освободительной армии Косово». Запад стал разговаривать с Белградом языком ультиматумов, потребовав вывести сербские войска с территории Косово и Метохии. Стремление правительства Сербии навести порядок в собственной стране, покончив с террором и бандитизмом, вызвало в западных столицах шумную антисербскую истерию, «венцом» которой и стала бомбардировка сербских городов.
  Жестокость НАТО к Сербии выглядела во многом иррационально и необъяснимо: ведь сербы не отказывались договариваться и недвусмысленно заявляли о своём стремлении к поиску компромисса. В феврале — марте 1999 года во Франции работала контактная группа по проблеме Косово, в которой  участвовали представители Югославии. Во французском Рамбуйе был подписан меморандум, предусматривавший расширение автономии Косово. Однако  вхождение края в состав Югославии под сомнение не ставилось.
  Действия западных политиков в Рамбуйе следовало трактовать как  провокацию, направленную на срыв договорённостей. Когда в меморандуме была поставлена, казалось бы, последняя точка, на свет появляется  другой документ, не согласованный с делегациями Югославии и России. Он предусматривал ввод в Косово «миротворческих сил» под эгидой НАТО, что в глазах сербов являлось очевидным покушением на их государственный суверенитет и было заведомо неприемлемым. Югославская делегация покинула Рамбуйе, а косовские албанцы подписали все документы в одностороннем порядке.
  Натовцы шли к войне, не брезгуя ни ложью, ни провокациями. Сорвав соглашения, они тут же во всём обвинили сербов. В натовских штабах была сфабрикована версия об убийстве группы косоваров, будто бы организованном сербской полицией в селе Рачак. Уже после того как на Сербию посыпались бомбы, в это село приехала специальная международная комиссия, чтобы разобраться, что же там произошло. Выяснилось, что никаких албанцев там никто не убивал. Предлог для бомбардировок Сербии оказался полной фальшивкой.
  Вечером 24 марта 1999 года по распоряжению генсека НАТО Хавьера Соланы и командующего европейскими силами альянса американского генерала Уэсли Кларка воздушным атакам подверглись военный аэродром, радарные установки и промышленные предприятия на территории Сербии и Черногории.  Вскоре Клинтон из Вашингтона заявил о необходимости усилить военные удары по Югославии. В последующие дни бомбы сыпались на военные и гражданские объекты в Белграде и других городах. Были разрушены здания министерства внутренних дел и министерства обороны Югославии, генштаба югославской армии, резиденция Милошевича, белградский телецентр, китайское посольство в Белграде. Была выведена из строя система энергоснабжения – большинство югославских городов осталось без электричества.
  12 апреля натовский лётчик разбомбил пассажирский поезд, а Солана без тени смущения оправдал действия этого циничного вояки. Ещё через два дня натовцы то ли по ошибке, то ли умышленно расстреляли с воздуха колонну албанских беженцев в Косове – погибли 64 албанца. Ещё через месяц самолёты НАТО нанесли удар по албанской деревне Кориша, убив 87 албанцев. Так что в те дни албанцы, которых натовские военные вроде бы собирались защищать, гибли именно от их рук.
  Но неизмеримо большие беды НАТО обрушило на головы сербов. В руины были превращены города Алексинац, Ниш, Обреновац, Призрен, Урошевац, Липовице. Уничтожались железнодорожные станции, мосты, храмы, больницы, детские сады, школы. Бушевали пожары, которые вместе с бомбардировками химических предприятий привели Сербию на грань экологической катастрофы. В результате натовского бомбометания погибли более трёх тысяч человек, около шести тысяч получили различные ранения и увечья.
  Среди погибших были сотни детей, в силу малого возраста не имевших никакого отношения к политике. Действия натовцев носили вызывающий, человеконенавистнический и варварский характер. На бомбах, сбрасываемых с американских и британских самолётов, «красовались» глумливо-пакостные надписи: «Надеемся, что вам это понравится», «Счастливой Пасхи!», «Ты всё ещё хочешь быть сербом?» Натовцы испытывали эйфорию от собственной  безнаказанности.
  Против Югославии выступило 19 стран – членов НАТО. Было задействовано более тысячи самолётов, совершивших в общей сложности 35 тысяч авианалётов и сбросивших тысячи тонн взрывчатки, включая кассетные бомбы, запрещённые международным правом. Использовались также снаряды с обеднённым ураном. Беззаконие продолжалось до тех пор, пока сербы не согласились вывести из Косова свои войска и полицию.
  Назвав бомбёжки Сербии операцией «Милосердный ангел», натовцы демонстрировали миру беспредельное лицемерие. Демагогия о «милосердии» не могла затушевать их корысти: бомбя Сербию, они бомбили своего конкурента. Ударам с воздуха подверглись предприятия сербского ВПК, приносившего казне немалую прибыль. В натовских штабах решили, что сербов нужно вытеснить с международных рынков. Конечно, война против Сербии носила отпечаток капиталистической конкуренции в её самой грубой и примитивной форме. Но главным для НАТО и Запада было – нанесение удара по славянам, по православию.
  Прекратив бомбёжки Сербии, НАТО, однако, не оставновило  морального давления на неё. Слободан Милошевич и другие сербские политики были доставлены в Гаагу на суд международного трибунала. Шесть лет продержали Милошевича в Гаагской тюрьме, так и не удосужившись предъявить ему конкретные обвинения. Смерть от сердечного приступа – вот гнусный итог подлого, циничного фарса, разыгранного Западом против президента суверенной страны.
  Натовские бомбардировки поставили точку в существовании Югославии. Западу было мало отделения от Сербии Косова – был запущен механизм «развода» Сербии с Черногорией. Теперь все народы бывшей Югославии разделены государственными границами. Сербия переживает один из самых трудных периодов своей истории, потеряв многие коренные сербские земли, лишившись внешних союзников, испытывая острые внутриполитические противоречия.
  Свои действия по развалу Югославии Запад сопроводил обильной «миротворческой» риторикой. На  деле Марти Ахтисаари, «спецуполномоченный» по урегулированию косовского конфликта, делал всё, чтобы отобрать Косово у сербов в пользу албанцев. За выполнение этого политического заказа натовцев хитрый финн удостоился Нобелевской премии мира. О цене «миротворческих усилий» Ахтисаари и его «кураторов» можно судить хотя бы потому, что военные формирования косовских албанцев так и не были разоружены. «Миротворцы» вообще не собирались их разоружать.
  После вывода в июне 1999 года из Косово сербской армии албанские боевики показали, на что они способны: за короткий срок десятикратно выросло число террористических актов против сербов: были убиты более 900 человек, более 800 жителей края пропало без вести. Цель – создать невыносимые условия жизни для всего неалбанского населения Косова и отторгнуть анклав от Сербии – выполнялась неукоснительно и жестоко.
   Сейчас слух западных политиков ласкают дифирамбы, льющиеся из уст косоваров. Косовский «премьер» Хашим Тачи, в прошлом бандит и торговец наркотиками, не устаёт благодарить руководителей НАТО за помощь в войне против сербов. Отделение от Сербии её земли, где зародилась сербская государственность, разрушение сотен памятников древней сербской культуры, изгнание из родных мест более 200 тысяч сербов – это Тачи называет «обновлением Косово».
  Какое будущее ждёт это «обновлённое» Косово? Албанские националисты не скрывают, что видят в нём основу будущей «Великой Албании». Сейчас они наращивают свою активность в Черногории и Македонии с тем, чтобы и от этих стран отхватить по лакомому территориальному куску.
  А что же НАТО? По-прежнему будет поощрять албанскую экспансию? Вряд ли она вызывает у альянса большое воодушевление. В конце концов контроль над Косово и над Балканами нужен самому НАТО. В Косове уже построены натовские военные базы, и американцы не собираются умерять свои геополитические аппетиты. Те, кто по-прежнему ждёт перевоплощения натовцев в «милосердных ангелов», демонстрируют либо наивность, либо откровенную геополитическую глупость.

Сергей РЫБАКОВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: