slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Аршак Тер-Маркарьян

Родился в 1938 г. в Ростове-на-Дону. Окончил Литературный институт в 1973 г., член Союза писателей СССР с 1971 г. Автор более 40 книг стихов и прозы. А.Тер-Маркарьян работал в Севастопольском объединении «Атлантика» инженером-методистом на грузотеплоходе «Барограф», на котором совершил кругосветное плавание.
С 1990 по 2007 г. заведовал отделом поэзии московского еженедельника «Литературная Россия». Произведения Аршака Тер-Маркарьяна переведены на армянский, английский, болгарский, венгерский, польский, немецкий, вьетнамский, китайский, испанский, осетинский, калмыцкий, украинский и кабардинский языки.

Лауреат премии Ленинского комсомола, международной премии «Дружба» (Болгария), премий Сергея Есенина, Владимира Маяковского, Дмитрия Кедрина, Бориса Корнилова, Вячеслава Богданова, награжден медалью «К 100-летию М.А.Шолохова», золотой медалью К. Симонова, медалью «М.Ю. Лермонтов» и мн. др.
СЕВАСТОПОЛЮ
Я в праздник выпью
горькой водки
стопку.
(У прошлого не может быть конца!...)
Мой старший брат Педрос
под Севастополем
Потяжелел на девять
грамм свинца…
В республике,
где митинги дешёвые,
Бери славян, Россия, под бочок!
В могиле братской
в бухте Камышовой
Лежит мой брат –
отважный морячок!
И время незаметно
катит
волнами,
Но мы не забывали слёзы лить!...
И землю,
где лежат герои-воины,
Не смогут чужеземцы покорить!
В той стороне,
где офицеры-тополи
Стоят по стойке «смирно»
у дорог…
Я гражданин твой,
город Севастополь,
И дорог мне твой голубой порог.
Здесь море изучает утром гаммы
На клавишах прибоя, взяв аккорд,
Отсюда уходил в другие страны,
Но возвращался я в родимый порт.
Где чайки кружат
над портовым пирсом,
И плащ восхода надевает кран,
И в летопись войны навеки вписана
Фамилия Педрос Тер-Маркарьян.
Где склоны сопок солнышком
заштопаны,
Напоминают взрывы мне кусты…
Мой старший брат
погиб под Севастополем,
Теперь могу я
положить цветы!
АРМЕНИЯ
Мне кажется, седая голова
Масис-горы
Вознесена до Бога!
Армения,
Мала ты, как лаваш,
Что выпекла мне мама
На дорогу.
Средь тутовых дерев
Листва рябит
Осколками негаснущего
Солнца,
И тени – как армянский
Алфавит,
Начертанный для нас
Рукой Маштоца.
Кудрявится на склонах
Виноград,
И, заглядевшись
В зеркало Севана,
Застыл в полёте
Гордый Арарат,
Как лебедь,
Что отстал от каравана.
Как горный день,
Прозрачна и ясна
Ты на просторах
Родины прекрасной,
Армения —
Гранитная зурна,
Играющая песни
Комитаса!..
* * *
Мама моя,
Анаид Мкртычевна! –
Холм оседает
В степной стороне…
Вряд ли твой след
На Кавказе отыщется,
Вот отчего
Мне печально вдвойне…
Криво свистят –
Как в ночи ятаганы
Ветры,
По колкой гуляя стерне.
Как вы сюда добежали,
Армяне?
Холм оседает
В донской стороне…
В поисках крова –
Голодные дрогли
(Память,
Она не сгорит на огне),
В спину вонзались ножами
Дороги! —
Холм оседает
В степной стороне…
* * *
Любимая!
Ты знаешь почему
Затосковал,
проколесив полмира?
Я шлю тебе морозный поцелуй
За сотни верст
из Северной Пальмиры!..
Где Пушкина бессмертные слова
Гуляют по божественной аллее,
Где чутко спит красавица Нева,
Которая в гранитном мавзолее.
Любимая!
Мне откровенно жаль,
Что я давно годами окольцован...
И в честь тебя стихи слагал февраль,
Глаголом прожигая мрак свинцовый.
ПЕТУХ
Третий год войны.
Снега
Вьюга закрутила…
На базаре петуха
Мать моя купила.
Объявила: «На завод
Можно и без валенок,
Но зато под Новый год –
Будет борщ наваристый!»
В нашей горнице давно
Голодно,
Нетоплено.
Восемь душ. Одно окно.
Одеяло тонкое.
Так и жили.
Белых мух
Он клевал и кашу…
Инкубаторский петух –
Член семейства нашего.
На крыльце
скрипели
дни
В сапогах кирзовых…
Оставались мы одни
В комнате казенной.
Говорил ему слова,
Хвастался. Куда там!...
Мой петух,
как самовар,
На окне кудахтал.
У него был голос,
слух.
Перья ярко-красные…
Третий год войны.
Петух
Жил у нас до праздника.
Занавешивал наш дом
Сумрак,
словно шторы…
Он вставал.
Гремел ведром.
Пол
царапал
шпорами!
И в голодной тишине
Он стучался в ставенки.
Пел петух
назло
войне
На буфете стареньком.
У печи рыдала мать,
Двигала горшками.
Пел петух.
А старший брат
Нож вострил
о камень!..
КОЧАРИ*
Батя горестно пел…
Восемь душ – забота!
В месяц дважды хмелел,
Приходя с завода…
Толку что от кочерги –
Нету дров неколотых!
Древний танец Кочари
Нас спасал от холода!
Жизнь – нелёгкая штука.
Он ремень поправил:
— Стань, сынок,
по леву руку,
дочка, стань
по правую!
… Кочари, Кочари…
Мек, ерек, ерку… -
Ори! –
и вокруг стола,
где пустые миски…
эх, была не была!
Мать, посторонись-ка!
Словно под ногами ток –
Летим над половицами!
Бьётся в потолок платок
Пойманной синицей!
Ты, зима, не грози!
(На фуфайке – латка…)
… Жёлтый
Вы-ва-ли-ла
Язык
Гильзовая лампа…
По лбу пот стекал…
Видимо – в охотку
Стал выплясывать стакан
На столе чечётку…
Аж звенел на стенке таз
Нашей тёти Зины!..
Я держусь –
чтоб не упасть
За отцов мизинец…
…Сорок третий год кружит…
Батя засыпает…
Сколько дней
На фронте жить –
Танец считает…
…Кочари, Кочари…
…Мек, ерек, ерку…
Ори!*

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: