slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Альянсы и пасьянсы

  В конце октября российский премьер-министр Владимир Путин на встрече с итальянским коллегой Сильвио Берлускони сделал резонансное заявление о том, что газотранспортный проект «Южный поток» может быть запущен раньше его «собрата» – «Северного потока». Вслед за своим шефом министр энергетики РФ Сергей Шматко сообщил, что строительство газопровода «Южный поток» будет развёрнуто уже в следующем году: «У нас есть подтверждённая ресурсная база, практически достигнуто единство всех заинтересованных сторон в оценках судьбы проекта, то есть не существует никаких ограничений». Он пообещал: «Мы поставим точку в известном споре по поводу альтернатив», подразумевая под альтернативой «Южному потоку» проект «Набукко», задуманный и курируемый американцами как противовес российскому газовому экспорту в Европу.

ПРОПИАРИВ «ЮЖНЫЙ», СДВИНУЛИ С МЕСТА «СЕВЕРНЫЙ»

  Услышав слова своего друга Владимира Путина о «Южном потоке», Сильвио Берлускони предался искренней и непосредственной радости. Оно и понятно: главным партнёром «Газпрома» в строительстве «Южного потока» выступает итальянский нефтегазовый концерн «Eni». В июне 2007 года две компании создали общее предприятие «South Stream AG», поделив акции в равных долях.
  Стоимость прокладки «Южного потока» эксперты оценивают по-разному, так как финансовая составляющая проекта проработана не полностью. Нет пока и технико-экономического обоснования. Тем не менее едва ли стоит сомневаться, что затраты на строительство газопровода после его запуска окупятся достаточно быстро. По первоначальной проектной схеме 900-километровую трубу «Южного потока» намечалось протянуть по дну Чёрного моря из Новороссийска в болгарскую Варну с тем, чтобы на болгарской территории она раздвоилась: одной веткой в направлении Греции и Италии, другой – в сторону Сербии, Венгрии и Австрии. В начале 2008 года российское правительство и «Газпром» подписали соглашения с Болгарией, Сербией и Венгрией об участии этих стран в реализации проекта. Немного позже подобное соглашение подписала Греция. Поначалу в проектную мощность «Южного потока» закладывался 31 миллиард кубов в год, но в мае 2009 года его пропускную способность было решено увеличить до 63 миллиардов.
  Политический эффект от заявления российского премьера о «Южном потоке» не заставил себя долго ждать. Проявился он несколько парадоксально: через пару недель после того заявления «Северный поток» сдвинулся с точки замерзания, на которой находился из-за противодействия Швеции и Финляндии.
  «Северный поток» – газопровод, по которому голубое топливо направится по дну Балтики из Выборга в немецкий Грайфсвальд. В компании «Nord Stream AG», взявшейся проложить трубу, контрольный пакет акций принадлежит «Газпрому», по 20 % акций – у двух германских фирм, ещё 9 % отдано голландцам. Главное достоинство проекта – отсутствие посредников при передаче газа из России в Германию и дальше.
  Запуск трубы планировался на 2011 год, но официальные власти Финляндии, Швеции и Дании – стран, через морские экономические зоны которых она должна пройти, – не давали согласия на реализацию проекта, ссылаясь на необходимость тщательной экологической экспертизы. Особо упорствовали шведы, и уговорить их было непросто. Заявление Путина о скором запуске «Южного потока» заставило их признать: русские настроены решительно, и российский газ всё равно придёт в Европу – не через Балтийское, так через Чёрное море. И вот 5 ноября Швеция и Финляндия почти одновременно дали разрешение на прокладку «Северного потока». Ранее такое разрешение было получено от датчан. Директор «Nord Stream AG» Матиас Варнинг не скрывал позитивных чувств: «Выданные разрешения стали важными вехами как для нашего проекта, так и для энергетической безопасности Европы».
  В самом начале продвижения проекта российские дипломаты и специалисты «Газпрома» пытались наладить контакты с Эстонией с тем, чтобы она согласилась на старт трубопровода у своих берегов. В случае если бы Таллин пошёл навстречу газпромовцам, у них не было бы нужды обращаться к шведам и финнам. Но эстонские политики ответили отказом, уверив себя, что без их согласия проект заглохнет, не начавшись. Им не пришло в голову, что трубу можно пустить по дуге, в обход их экономической зоны, и тогда дивиденды от неё получат другие. Решение шведов и финнов дать газопроводу зелёный свет повергло «горячих эстонских парней» в прострацию. Они очень хотели быть гордыми, а теперь пытаются сообразить, чего в их поведении было больше – высокомерия или глупости.
 

КОМУ НУЖНЫ КОНФЛИКТЫ И СКАНДАЛЫ?

  Помимо Эстонии, в стороне от нового газового маршрута остались Латвия, Литва и Польша. Мнение прибалтов и поляков практически не влияет на реализацию проекта: наложить вето на проводку трубы они не могут. Им остаётся лишь демонстрировать нервозность и раздражение. В Варшаве придумали тезис о «новой политической оси Москва – Берлин», носящей будто бы «антипольскую направленность». Автор инсинуации – глава польского МИДа Сикорский, выступление которого тотчас же вызвало дипломатический скандал.
  В том, что новая газовая труба не пойдёт по территории Польши, не виноват никто, кроме польских верхов, тиражирующих надуманные претензии к России и поддерживающих русофобскую власть на Украине. Вот характерный эпизод: после российско-украинского газового конфликта в начале нынешнего года глава белорусского кабинета Сергей Сидорский выступил со здравым предложением, адресованным правительству России: для того, чтобы снизить нагрузку на украинский транзит, нужно протянуть через Белоруссию вторую нитку газопровода «Ямал – Европа». В Москве этот вариант решения газотранспортных проблем готовы были обсуждать. Но на пути из Белоруссии в Европу никак не миновать Польшу, поэтому вопрос о новой трубе нельзя было решить без поляков. Они к обсуждению темы подключились, но при этом, как водится, пожелали быть «оригинальными» и потребовали, чтобы вторая очередь трубы «Ямал – Европа» шла не в параллель первой ветке, а через Украину, от капризов которой в «Газпроме» и без того уже устали. Столь самобытным способом Варшава демонстрировала Москве свою солидарность с оранжевыми в Киеве, стремясь в очередной раз «уесть москалей», а заодно показать своим заокеанским кураторам, что роль самого громкого антироссийского рупора Польша готова выполнять и впредь.
  Через украинскую территорию экспортируется до 80% предназначенного Европе российского газа. Все последние годы его проводка сопровождалась конфликтами и скандалами, связанными с воровством транзитного топлива, задержкой платежей или даже отказом расплачиваться. В период президентства Кучмы люди, отвечавшие за газовое хозяйство Украины, заимели привычку «греть руки» на махинаторских схемах расчётов за российский газ и его транзит. За счёт тех схем тогдашняя «газовая принцесса» Юлия Тимошенко обеспечила себя состоянием, позволившим ей подняться до статуса «оранжевой королевы».
  До поры до времени украинско-российские «споры о трубе» интересов европейских потребителей впрямую не затрагивали. Первый газовый скандал, имевший громкий резонанс в Европе, случился, когда президентом Украины стал Ющенко. Он самонадеянно заявил о переходе на рыночное ценообразование при газовых расчётах с Россией, что было отражением его недалёкости, ведь Украине это было крайне невыгодно. «Газпром» не мог не ухватиться за это заявление. Но когда партнёры приступили к согласованию рыночной цены продаваемого Украине газа, Ющенко пошёл на попятную. Компромисс был найден только после создания посреднической компании «Росукрэнерго», которая, как позднее выяснилось, представляла финансовые интересы Ющенко и его ближнего круга.
  Новый формат газовых отношений, навязанный «Газпрому» Киевом, был заведомо нечистым, но концерн пошёл на него ради сохранения партнёрских отношений с братьями украинцами. И всё бы ничего, но вскоре Ющенко проявил себя как нацист, патологический русофоб и враг России, что особенно наглядно высветили поставки им оружия режиму Саакашвили накануне вторжения грузин в Южную Осетию. В таких условиях оставлять предводителю оранжевых «газовую кормушку» Россия, разумеется, не могла. Встал вопрос о реальных рыночных ценах в расчётах за газ. Это решение Ющенко, понятное дело, стал всячески саботировать.
  В январе нынешнего года транзитный конфликт между Россией и Украиной ударил по экономике многих европейских стран. «Газпром» в те дни лишился от полутора до двух миллиардов долларов прибыли, от чего пострадал и российский бюджет. Пала тень на деловой имидж «Газпрома» – большинство европейских СМИ повели себя двулично, не захотев разбираться, кто в газовом конфликте был прав, а кто нет. Ради справедливости надо отметить, что нападки западной прессы на «Газпром» не сказались на его контактах с деловыми партнёрами – германским «Рургазом» и итальянской «Eni», а целый ряд немецких и итальянских изданий заняли тогда взвешенную и разумную позицию.
  Больше других злобствовала англосаксонская пресса. Американский «The Wall Street Journal» вещал: «Постарайтесь не обращать внимания на весь этот шум о плате за транзит, задолженности и рыночных ценах. Не существует никакой рыночной цены на газ, поскольку «Газпром» – монопольный поставщик газа на Украину. …Вот очевиднейший факт: безжалостный российский лидер пользуется энергетической дубинкой, чтобы ослабить прозападное правительство в Киеве и, запугав ЕС, принудить его к подчинению. Цели Кремля на Украине прозрачны. Поддержка, оказанная Киевом Грузии во время августовской войны, и его стремление вступить в ЕС и НАТО – это колючка в лапе медведя». Логику американцев иначе как извращённой и не назовёшь: дескать, пусть Ющенко вытирает ноги о Россию – что с того? Всё равно Кремль должен содержать и дотировать оранжевый режим.
  Естественно, что в Кремле думают иначе. Январский конфликт высветил и обострил необходимость диверсификации путей газового экспорта. Решение о строительстве и «Северного», и «Южного потока» мотивировано стремлением Москвы избавиться от притязаний и капризов украинских правителей, использующих транзитное положение своей страны для грубых политических спекуляций. В «Газпроме» никто и не скрывает, что цель прокладки новых труб – направить экспортный газ в обход Украины. Если бы отношения между Москвой и Киевом нормализовались, то тема обходных путей для российского газа потеряла бы свою остроту. Но такая нормализация не вписывается в геополитические модели вашингтонских кукловодов. А раз так, то новые трубы «Газпрому» строить всё-таки придётся.
 

«ГАЗПРОМ»: ГЛОБАЛЬНЫЕ ПЛАНЫ

  Впрочем, новые трубопроводы «Газпром» намерен тянуть в любом случае – в концерне задачу наращивания экспортной активности называют стратегической и приоритетной. Понятно, что, стремясь к увеличению продаж голубого топлива на международных рынках, российский монополист нацелен в первую очередь на извлечение максимальной прибыли, с чем и связана его широкая внешнеторговая деятельность. Не секрет, что она вызывает в обществе разные оценки и мнения, нередко ассоциируясь с зависимостью нашей экономики от сырьевого экспорта, с её однобокостью, с отставанием высоких технологий и «проседанием» промышленного и аграрного производства.
  С тем, что сырьевой тип хозяйствования ведёт в исторический тупик, спорить не приходится. Этот тезис не раз озвучивается и на официальном уровне. Так, президент Дмитрий Медведев в послании Федеральному Собранию признал: «Мы так и не избавились от примитивной структуры экономики, от унизительной сырьевой зависимости… Привычка жить за счёт экспорта по-прежнему тормозит инновационное развитие, …конкурентоспособность нашей продукции позорно низка». Всё правильно. Но не лишним было бы добавить, что и «примитивность», и «унизительность», и «позорность» имеют вполне конкретные причины.
  Сегодня с подачи неолибералов стало модным рассуждать о неком «рывке в постиндустриальное общество». В условиях деиндустриализации, переживаемой нашей страной, такие рассуждения являются пошлой демагогией. Очень похоже, что она служит лишь тому, чтобы прикрыть тягостные последствия учинённого псевдореформаторами погрома российской индустрии. Пора уйти от демагогии и заняться созданием не химерического ««постиндустриального общества», а нормального, современного индустриального общества, где поддерживалось бы отечественное производство, где реально развивались бы высокие технологии, процветали бы передовая наука и творчески ориентированная высшая школа. Пора заиметь чёткую и грамотную программу национального развития. Пора поставить заслон неолиберальному варварству.
  Никто не может отрицать, что когда-то наша страна была второй в мире по объёмам промышленной продукции. Но мощный производственный потенциал, созданный кровью и потом народа, был лихо пущен по ветру малограмотными дельцами во главе с Ельциным, Гайдаром и Чубайсом, развесившими уши перед штатными «консультантами» из-за океана. Разве не в этом истоки нынешней «унизительной сырьевой зависимости»?
  Вернёмся к «Газпрому». Кому-то, наверное, удобно считать его символом этой самой «сырьевой зависимости». Но при трезвом размышлении было бы неправильно сваливать вину за жалкое состояние перерабатывающих отраслей только на «Газпром». Да, видимо, общество вправе ждать от него инвестиций в промышленное развитие, и то, что их нет, – плохо. Но, с другой стороны, бесполезно рассчитывать на особый эффект от инвестиций в промышленность, если не будет изменена полукриминальная природа российского капитализма – то ли грубо навязанного, то ли дурно скопированного.
  Не стоит закрывать глаза на то, что «Газпром» приносит немалые средства в государственную казну, помогая стране держаться на плаву. И если эти средства не доходят до реального сектора, то корить за это надо не «Газпром», а политику нынешнего Минфина, упорно «оберегающего» экономику от «лишних денег».
  Может быть, мы дождёмся времени, когда газпромовские прибыли начнут работать на производящую экономику. Пока же они вкладываются в расширение экспортной деятельности концерна. Его отдел информации оповестил мир, что «начатая в 2005 году работа по превращению «Газпрома» из крупнейшего игрока на газовом рынке в глобальную энергетическую компанию» фактически завершена, и этот статус наконец-то достигнут. Теперь «в стратегических планах компании – стать номером один на мировом энергетическом рынке». Ключевой предпосылкой для реализации таких планов являются громадные запасы российского природного газа, составляющие 17 % мировых газовых ресурсов.
  Эта стратегия появилась именно в 2005 году, потому что годом раньше государство довело свою долю в акциях «Газпрома» до 50 %. Стратегия концерна тесно связана со стратегией государства. Не случайно нынешний Президент РФ Дмитрий Медведев в течение восьми лет проходил управленческую «обкатку» на посту председателя совета директоров «Газпрома». Тогда концерн очистился от самых одиозных и нелепых последствий «ваучеризации». Был пролит свет на махинации бывшего газпромовского начальства, были сломаны коррупционные схемы, уводившие прибыли из-под контроля налоговых служб. «Газпром» готовили к роли «глобальной энергетической компании».
  Так как стратегическая линия «Газпрома» направлена на активное освоение международных рынков, то он оказывается действенным инструментом внешней политики. Российская газовая монополия обеспечивает топливом Литву, Латвию, Эстонию, Финляндию, Молдавию, Украину, Белоруссию, Словакию, Венгрию, Сербию, Боснию, Македонию, Болгарию. Без российского газа не обойтись и Западной Европе, где он составляет четверть всех потребляемых там объёмов.
  Интересы газпромовского менеджмента не ограничены западноевропейским вектором. Концерн сотрудничает с газовыми компаниями Казахстана, Киргизии, Китая, осваивает топливные месторождения Узбекистана, участвует в разработке крупных энергетических проектов в Индии, Алжире, а теперь уже и в далёкой Венесуэле. Концерн стремится приобретать зарубежную собственность. Так, Армения отдала ему во владение местный участок магистрального газопровода из Ирана; Молдавия – половину газораспределительных сетей. Немалая часть газовой инфраструктуры в Прибалтике и в Белоруссии также принадлежит «Газпрому», и останавливаться на этом он не собирается.

 «НАБУККО»: ПРИЗРАЧНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

  Наступательная стратегия «Газпрома» сильно нервирует некоторых западных политиков, политологов и журналистов. Англосаксонская пресса, как-то вдруг позабыв о фетишах «свободной рыночной конкуренции», называет российский концерн «злостным ценовым монополистом и бесцеремонным конкурентом» и призывает создать «надёжный противовес» ему, протянув в Европу трубопровод без участия России и в обход её. Речь идёт о «Набукко».
  На Западе разговоры о «Набукко» сопровождаются неутомимой риторикой об опасности энергозависимости Европы от России, из чего следует, что этот проект несёт на себе немалую идеологическую нагрузку. Легко в нём читается и геополитический подтекст. Если американцы взялись его курировать, то ясно, что не просто так – они хотят не только выстроить барьеры на пути российского газового экспорта, но и заодно взять под свой контроль среднеазиатский газ.
  Учредители «Набукко» с целью раскрутки проекта провели массу пиаровских акций. В мае 2009 года в Праге под флагом «восточного партнёрства ЕС» прошла конференция под «историческим» названием «Южный коридор – новый шёлковый путь». Дифирамбы, пропетые перспективам «Набукко», не могли замаскировать истинную направленность сего мероприятия: его идеология свелась к изоляции России и выталкиванию её с позиций ведущего экспортёра углеводородов. Центровым моментом собрания, по замыслу инициаторов, должно было стать подписание антироссийской декларации. Но замысел не нашёл воплощения: Казахстан, Узбекистан и Туркмения отказались подписывать документ, дискредитирующий их ближайшего экономического партнёра.
  13 июля 2009 года в Анкаре собрались премьеры Турции, Австрии и Венгрии плюс министры энергетики Болгарии и Румынии. Под аккомпанемент пафосных речей они подписали соглашение о запуске проекта «Набукко». На встрече «засветились» такие заинтересованные гости, как председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу, еврокомиссар по энергетическим вопросам Андрис Пиебалгс, президент Грузии Михаил Саакашвили, заместитель помощника госсекретаря США Мэтью Брайза, американский спецпредставитель по энергетике Ричард Морнингстар. Пафосу встречи не помешал тот факт, что к её началу у организаторов «Набукко» не было ни одного реального соглашения ни с одной из стран, поставляющих газ на международные рынки. Волна пиара, сопровождающая раскрутку «Набукко», компенсировать недостающий газ пока что не способна.
  Официальная цель «Набукко» – обеспечить Европу азиатским газом, отсюда и «азиатское» наименование проекта. Оно дано по названию оперы Джузеппе Верди «Набукко» (это вариант имени легендарного древневавилонского царя Навуходоносора).
  Первоначально ставка делалась на иранский газ. Имея себестоимость ниже российской, он будоражит аппетиты европейских потребителей. К тому же Иран по газовым запасам занимает третье место в мире. В Тегеране не имеют ничего против продажи газа европейцам, но препятствием для неё стала враждебность США к иранскому президенту Махмуду Ахмадинежаду, отстаивающему право своей страны на собственную ядерную программу. Вашингтон и Тель-Авив всеми силами добиваются её запрета, что выливается в постоянные ограничительные санкции против Ирана.
  В июне нынешнего года во время выборной кампании в Иране местная оппозиция провела массовые выступления против Ахмадинежада. То, что за ними крылись интересы США, понятно каждому, кто хоть малость искушён в международной политике. Американцам нужно привязать «Набукко» к иранскому газу. В то же время, пока у власти в Иране находится антиамериканский режим, они иранского участия в продвижении «Набукко» допустить не могут. Вот им и не терпится сбросить иранского президента, отсюда и июньская буза в Тегеране. Ахмадинежад устоял. Значит, мечты сторонников «Набукко» об иранском газе пока несбыточны.
  Отвернувшись от Ирана, штабы «Набукко» решили подключить к проекту газовые месторождения иракского Курдистана. Две компании, участвующие в консорциуме, – австрийская и венгерская – купили право на разработку двух северно-иракских месторождений, заявив, что они дадут половину газа, нужного для заполнения трубы. Концессионеры заручились поддержкой глав курдской автономии, но не получили разрешения от иракского правительства.
  Ирак, шесть лет тому назад оккупированный американцами, до сих пор не вышел из состояния хаоса. Страну постоянно сотрясают теракты и диверсии. В октябре на севере Ирака был взорван стратегический нефтепровод «Киркук – Джейхан». Диверсия против него была далеко не первой. Легко предсказать: если по иракской территории проведут газовую трубу, то её ждёт та же самая участь, что и этот нефтепровод.
  Кроме северного Ирака, исходными пунктами «Набукко» его поборники называют также газоносные районы Азербайджана, Казахстана и Туркмении. Но от намерений войти туда до реального вхождения существует немалая дистанция. Учредители проекта пережили непростые чувства, когда в декабре 2007 года Казахстан и Туркмения заключили с Россией соглашение о строительстве нового газопровода, призванного увеличить газовые поставки в нашу страну. Сразу после этого Вашингтон для обольщения Азербайджана и Казахстана отменил для них пресловутую поправку Джексона – Вэника, тем самым сняв ограничения на торговлю США с этими странами. Этот шаг выглядел просто забавным, ибо сия поправка давно стала безнадёжным анахронизмом.
 

БАКУ И АШХАБАД СКАЗАЛИ: «НЕТ»

  Особые надежды приверженцы «Набукко» связывают с Азербайджаном, рассматривая свой проект как продолжение уже построенного газопровода «Баку – Тбилиси – Эрзерум». Но в Баку особого рвения участвовать в «Набукко» не наблюдается. В октябре этого года азербайджанский президент Ильхам Алиев публично отказался от поставки газа в Европу через Турцию, которая, по его словам, выдвигает недопустимые условия для транзита, резко завысив тарифы на проводку азербайджанского топлива через свою территорию. Азербайджан обратился в ЕС с просьбой решить вопрос о тарифах на газ, предназначенный для «Набукко». Но в Брюсселе к этой просьбе отнеслись вяло.
  Демарш Баку против Анкары имеет политическую подкладку. Он отражает обиду на Турцию, которая пошла на сближение с Ереваном, не посчитавшись с Азербайджаном, состоящим в состоянии вялотекущего военного конфликта с Арменией. Азербайджан намерен направлять свой газ европейцам через Россию. Уже подписан контракт «Газпрома» с Госнефтекомпанией Азербайджана об увеличении объёмов продаваемого в Россию газа. Россия готова платить за него более 300 долларов за тысячу кубометров. Это дорого, но с геополитической точки зрения такой шаг оправдан, так как в Баку навстречу «Набукко» явно не торопятся, отдавая предпочтение «Южному потоку». Шансы «Набукко» на заполнение азербайджанским топливом снижаются до критической черты.

Сергей РЫБАКОВ

(Окончание следует).

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: