slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Адмирал Макаров: флотоводец и учёный

В истории России немало выдающихся людей во многих сферах человеческой деятельности. Но есть один человек, адмирал и учёный, который не на словах, а на деле стремился к величию России. Его жизнь — пример того, что «неэлитные» личности делают историю, в лучшем виде это делают люди из «простонародья».

 

Одним из них был Степан Осипович Макаров, 160-летие со дня рождения которого мы готовимся отметить. Значение его деятельности не оценено до сих дней в полной мере. А она, как никогда, актуальна в наши дни.
   Выдающийся адмирал — флотоводец и учёный Степан Осипович Макаров родился 27 декабря 1848 года по старому стилю — 8 января 1849 года по новому. Его родиной был морской город Николаев Херсонской губернии. Его отец Осип (Иосиф) Фёдорович Макаров, рождения 1813 года, прошёл тяжёлую службу матросом, затем боцманом. Его усердие было замечено, и он был продвинут по службе до офицерского чина —прапорщика по адмиралтейству и дослужился до чина штабс-капитана. Во время формирования на Дальнем Востоке Сибирской военной флотилии его перевели в Николаевск-на-Амуре. Здесь девятилетний Степан Макаров поступил в Морское училище. Так что его жизнь с детства связана с морем. Это Степану Осиповичу принадлежат слова: «В море — я у себя дома...», интерпретированные в известные слова настоящих моряков: «В море — дома, на берегу — в гостях!»
  1865 г. Макаров в чине фельдфебеля оканчивает Морское училище первым по успеваемости. А в 1866 г. на корвете «Аскольд» отправляется в Кронштадт, где он ещё никогда не был. В 1867 г. за отличные успехи в науках и морском деле Макаров был произведён в гардемарины и назначен в 1-й флотский экипаж Балтийского флота только благодаря тому, что отец был офицер. В гардемарины зачисляли только дворян.
  Несмотря на молодость, Макаров делает первые шаги в морских науках, печатается в журнале «Морской сборник». После двухгодичного плавания на фрегате «Дмитрий I Донской» гардемарина Макарова производят в первый морской офицерский чин — мичман и назначают на броненосную лодку «Русалка», входящую в эскадру вице-адмирала Г.И. Бутакова.
  Именно на «Русалке» у Макарова родились идеи по живучести кораблей, в эти годы появляется новый термин «пластырь Макарова». Опыт Макарова по живучести кораблей стали изучать за границей. Адмирал Г.И. Бутаков написал представление о производстве С.О. Макарова в лейтенанты. О своём новом чине Макаров узнал в море в феврале 1871 года, следуя на Дальний Восток на шхуне «Тунгус».
  В Русско-турецкую войну 1877—1878 гг. лейтенант Макаров служит на пароходе «Великий князь Константин», на котором впервые в мире применяются минные лёгкие катера против турецких броненосных судов, прообраз будущих торпедных катеров. За храбрость и отвагу Степан Осипович награждается золотой саблей с надписью «За храбрость» и орденом «Георгия» 4-й степени, а на погонах появляется новый знак отличия — «капитан-лейтенант», самое уважаемое звание на флоте.
  Уже капитаном 1 ранга Макарова в сентябре 1885 года назначают командиром корвета «Витязь», на котором он в 1886—1887 годах совершил кругосветное плавание, пройдя 22 119 миль под парусами и парами.
  Проработав, именно проработав, почти постоянно в море, два года на Тихом океане, корвет «Витязь» 20 мая 1889 года прибыл обратно в Кронштадт, где, по установившейся традиции, был подвергнут смотру. Возглавлявший смотр вице-адмирал Н.И. Казнаков в своём отчёте отмечал, что полезно было бы применить опыт С.О. Макарова на других судах, особенно «о постоянной заботливости со стороны командира о сбережении здоровья команды на своём судне».
  Что отличало Макарова во всей его деятельности — он всегда во главу всякого дела ставил живого человека. 1 января 1890 года в возрасте 41 года (21,5 года службы в офицерских чинах) Макаров был произведён в контр-адмиралы с назначением младшим флагманом Балтийского флота. Уже в 1895 году в связи с агрессивными устремлениями Японии на Дальнем Востоке эскадра Средиземного моря, которой к тому времени командовал к/а Макаров, была перебазирована на Тихий океан.
  Успехи Макарова на научном поприще неоспоримы, но они нисколько не вскружили ему голову и не заставили его стать кабинетным учёным. Он всегда и прежде всего был военным моряком — человеком волевым, решительным, целеустремлённым, органически связанным с любым морским делом и военно-морской средой. Всю свою неистощимую энергию, всю творческую силу Макаров отдавал одному делу, которое считал самым главным для себя, как военного человека, — тщательной подготовке к возможной войне.
   «Помни войну!» — эти слова, начертанные большими буквами, висели над письменным столом адмирала, постоянно напоминая и днём и ночью, что нужно делать. Так в устах адмирала прозвучал совет древних — «Si vis pacem, para bellum» («Если хочешь мира — готовься к войне») — изречение, избранное и Менделеевым в качестве эпиграфа к его статье о бездымном порохе.
  В 1896 году, будучи старшим флагманом 1-й флотской дивизии на Балтике (с 20 августа вице-адмирал), Макаров читает лекции в Кронштадте, публикует 11 печатных работ, которые потом трансформируются в труд «Рассуждения по вопросам морской тактики», увидевший свет в декабре 1897 года. Труд этот — сплав практического опыта флотоводца и глубоких раздумий по теории военно-морского дела. Бой и корабль, бой и человек, взаимодействие в бою и между людьми, и между кораблями — вот центральные проблемы этой работы. Разве эти вопросы не актуальны сегодня?
  Со временем устаревают военные теории, ещё быстрее устаревает оружие. Многое из того, что писал в своей книге Макаров, уже безвозвратно ушло в прошлое. Тогда не было авианосцев и подводных лодок, а о броненосцах мы читаем только интересные книги. Но остаются «вечные ценности»: долг перед Родиной, мужество, честь воина, профессионализм. И в этом труд русского флотоводца не устарел и, видимо, не устареет никогда. Вопреки своему названию, подчёркивающему вроде бы узкоспециальную тему, книга говорит о многих важнейших проблемах, имеющих, если можно так выразиться, непреходящий интерес.
  Как я отмечал выше, во всей своей деятельности Макаров на первое место ставил человека. «Дело духовной жизни корабля («духовность» сегодня именуется «моралью») есть дело самой первостепенной важности, и каждый из служащих, начиная от адмирала и кончая матросом, имеет в нём долю участия».
  Напоминание русского флотоводца о важной роли морального фактора в войне было и есть всегда актуально. В годы Макарова среди военных моряков и теоретиков военного дела господствовало убеждение, будто техническое перевооружение не оставляет никакого места для проявления таких духовных качеств, как отвага, стойкость, энтузиазм и боевой дух личного состава. Всё списывалось на битву машин. Сегодня почти такое же положение, только упование идёт на электронные средства. Человека ставят на второй план, а ведь без человека и электроника мертва. И это упущение существует сегодня, а то как иначе понимать, что духовную сущность матроса и солдата призван воспитывать священник. А где же идейное воспитание?
  Макаров высоко ценил великолепные качества русского матроса и солдата, национальные традиции русского воинства. Он призывал беречь собственные национальные традиции и не переносить бездумно чужие правила и представления.
  В этой статье, которой я хочу напомнить о предстоящем юбилее Степана Осиповича Макарова, нет возможности сколько-нибудь подробно остановиться на всех проблемах, так или иначе затронутых в «Морской тактике», тем более тех, что решал Макаров в течение своей активной жизни. И всё-таки хочется остановиться на двух вопросах, весьма актуальных сегодня в нашей стране, — это наёмная армия и принцип комплектования призывной армии.
  В западноевропейских флотах и армиях издавна практиковалось вознаграждение матроса и солдата деньгами, иными словами наёмничество всегда играло там значительную, а порой и основную роль в формировании вооружённых сил. Вопрос о введении денежных вознаграждений в русском флоте однажды был поднят Морским министерством. Макарову было предложено высказаться по этому поводу. Он резко возразил против чуждых новшеств и написал прекрасные слова в честь рядового солдата своей родины: «Русский воин идёт на службу не из-за денег, он смотрит на войну, как на исполнение своего священного долга, к которому он призван судьбой, и не ждёт денежных наград за свою службу. Отучать его от этих правил — значит подкапывать тот принцип, на котором зиждется вся доблесть русского солдата». Бескорыстное выполнение воинского долга перед родиной отличало рядовых русских солдат и матросов во все времена. Это отлично понимали и большевики, которые не сломали призывную армию, а только усилили её моральные начала, а вот «демократы» новой волны или по незнанию корней своего народа, а скорее по злому умыслу, нарушили вековые устои русского воинства, и поэтому сегодня мы имеем то, что имеем, — непонятный симбиоз.
  Как известно, на Руси испокон веков армия и флот были крестьянско-рабочими. Сегодня ни тех ни других нет, а есть бедные и богатые. И вечный нонсенс — бедные защищают богатых, при этом всегда виноваты бедные. В «Морской тактике» С. Макарова есть раздел, озаглавленный «Военная доблесть в народе», где адмирал встаёт на защиту «простонародья», иными словами, «трудовой семьи», где есть дисциплина и уважение к родительской власти, а это, пожалуй, основа всякой армии — дисциплина и послушание приказу.
  Отрывок из этого раздела уместно привести здесь. Называя военную доблесть «великим принципом», Макаров говорит, что «мы не вправе бросить упрёк русской женщине в её неумении воспитать доблесть человека. Прибывающие к нам ежегодно новобранцы могут служить живым доказательством того, что русская женщина даёт в ряды армии и флота материал, вполне годный для войны. Люди эти приучены к труду, выносливости и послушанию... Но если даже женщина в семье простонародья и делает своё дело по отношению к государству бессознательно, то заслуга её от этого не уменьшается. И, разумеется, она стоит выше тех некоторых женщин среднего класса, которые, имея возможность сознательно отнестись к делу, дают государству (если только дают. — В.К.) хворых здоровьем и разбитых нравственно, молодых людей, которые, не будучи способны ни на какое дело, являются лишь излишним бременем для общества, а иногда источником расхода для государства».
  Разве неуместны эти проблемы сегодня? И ныне главная наша беда, и не только в Армии, но и в государстве, — это разрушение нормальной семьи как ячейки общества. Словами и подачками здесь не поможешь, нужны дела. А с чего начать и что делать — никто из лидеров государства и партий не знает, да и не умеет делать. Здесь, как нигде, верна народная мудрость — «ломать — не строить!». И если говорить по большому счёту, то восстановление мощи России не в деньгах, они есть, а в морали. И здесь надо обращаться к классикам, в том числе и военным, как Михаил Иванович  Драгомиров, Степан Осипович Макаров и другие, которые всегда ставили моральный дух выше всяких пушек и брони. Но, к сожалению, в настоящее время разрушение моральных устоев зашло столь далеко, что дело выправить невозможно не только за годы, но и десятилетия. Но если ничего не делать, то надо начисто забыть о государстве Российском.
  Нет возможности сколько-нибудь подробно остановиться на всех проблемах, так или иначе затронутых в «Морской тактике», но заинтересованный читатель, тем более государственный деятель, может найти эту книгу в библиотеках, хотя она и не переиздавалась в последнее время, а зря.
  Трудно поверить, но Макаров так и не увидел своей книги, изданной на русском языке, при его жизни. «Морскую тактику» можно было прочесть только в журнальных вариантах. Морское министерство никак не желало выделить необходимые для издания средства, хотя вся сумма расходов была много меньше стоимости одного-единственного бронебойного снаряда. Так что дело заключалось не в экономии казённых средств, а в принципах, которые он отстаивал.
  Он понимал свою жизнь в служении делу укрепления Российского государства. И теперь, когда мы хорошо понимаем то, чего не довелось постичь Макарову, что государства бывают разные и по форме, и по содержанию, но даже сегодня, во всеоружии большого исторического опыта, нельзя не оценить патриотической цельности Макарова.
  При изучении его жизни и деятельности, сравнивая нашу действительность с той, невольно приходишь к мысли, что весь исторический процесс развивается по спирали, и мы проходим тот путь, который уже проходили в конце XIX начале XX века, — всё то же, но только в более изощрённом виде. Так и хочется воскликнуть: «Что такое новое? Это давно забытое старое!».
  Не стал распространяться далее о последних днях адмирала, они действительно героические, как в военной, так и общегосударственных целях. Я поставил себе задачу напомнить читателям в преддверии юбилейной даты (160 лет со дня рождения и 95 лет со дня гибели) о том, что и в России был корифей, моряк и учёный — Степан Осипович (по-христиански Стефан Иосифович) Макаров (1848—1904), который был в некоторой степени и пророком в своём Отечестве. Но у нас, к сожалению, прислушиваются больше к чужим, чем к своим!

Вадим КУЛИНЧЕНКО, капитан 1 ранга

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: